Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015

Защита жизни и аборты


30.03.2011

КОНЦЕПЦИЯ РЕПРОДУКТИВНЫХ ПРАВ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Перевозчикова Елена Валерьевна, Панкратова Елена Александровна

Воспроизведение человеком себе подобных - фундаментальный закон и ве­личайшее таинство природы. Человек стремится оставить потомство, чтобы про­должить свой род, «найти бессмертие». Регулируемые сложным комплексом био­логических, психологических, духовных и социальных законов, репродуктивные процессы во все времена представляли интерес для их изучения. В настоящее вре­мя одним из актуальных является вопрос правового регулирования данного фено­мена. Свидетельством этого может служить появление в международных докумен­тах и научной литературе концепта «репродуктивные права» человека.

Анализ специальной литературы показывает, что среди исследователей в на­стоящее время нет единства в определении репродуктивных прав. Более того, дан­ная категория является новой для российского права, поэтому изучена правоведа­ми недостаточно. Наиболее распространенной является точка зрения, согласно ко­торой репродуктивные права - «комплексный институт»[1], «совокупность право­мочий»[2]. Однако ряд ученых исходит из того, что репродуктивные права - «одно из современных искажений свободы»[3], «система взглядов, предполагающая при­оритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем духов­ном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости»[4]. В рам­ках первого подхода одни исследователи считают, что репродуктивные права -«неотъемлемый компонент личных прав и свобод» [5]. Другие ученые полагают, что «репродуктивные права не могут рассматриваться в настоящее время как неотъемлемые        общепризнанные        права»[6]. Некоторые   исследователи   предлагают определить их как права, «имеющие сугубо личностный характер»[7], и отнести к так называемым соматическим правам. Ученые дают только характеристику, а не определяют содержание репродуктивных прав. Оно конкретизируется в междуна­родных документах.

Для международного права «репродуктивные права и репродуктивное здоро­вье не являются новыми концепциями»[8]. Так, в Декларации по народонаселению 1966 года право на планирование семьи рассматривается в качестве одного из ос­новных прав человека. На международной конференции по правам человека, про­веденной в Тегеране в 1968 г., было провозглашено: «Родители обладают неотъ­емлемым правом свободно и с чувством ответственности определить число детей и сроки их рождения».[9] В 1979 году в Конвенции о ликвидации всех форм дискри­минации в отношении женщин были установлены права женщин и мужчин сво­бодно принимать решение о числе детей и промежутках между их рождениями, а также право на информацию, просвещение и средства, обеспечивающие им воз­можность пользоваться такими правами.[10] В Рекомендациях для последующего осуществления «Всемирного плана действий в области народонаселения» (Мехи­ко, 1984) правительствам было предложено поддерживать планирование семьи в рамках программ охраны матери и ребенка.[11] Амстердамская декларация, принятая представителями 79 стран на международном форуме «Народонаселение в XXI ве­ке» (1989), в число основных принципов деятельности в области народонаселения включила повышение качества и эффективности государственных и частных про­грамм планирования семьи.[12] В Венской декларации, принятой в 1993 году на Все­мирной конференции по правам человека, вновь подтверждались основные репро­дуктивные права, и на основе принципа равенства между женщинами и мужчинами было заявлено о праве женщин на доступную и адекватную охрану здоро­вья, а также на самый широкий круг услуг в области планирования семьи.[13] Далее концепция репродуктивных прав была расширена в ходе Международной конфе­ренции по народонаселению и развитию (Каир, 1994), на Четвертой всемирной конференции по положению женщин (Пекин, 1995), а затем дополнена на совеща­нии по пятилетним итогам Международной конференции по народонаселению и развитию (МКНР). В рамках ее была принята Программа действий международ­ной конференции по народонаселению и развитию, которая имеет большое значе­ние, поскольку в ней впервые дается определение репродуктивных прав, а также определяются цели и задачи политики в области народонаселения. Именно поэто­му мы остановимся на ее содержании в докладе более подробно.

Репродуктивные права, - говорится в Программе, - зиждутся на признании основного права всех супружеских пар и отдельных лиц свободно принимать от­ветственное решение относительно количества своих детей, интервалов между их рождением и временем их рождения и располагать для этого необходимой инфор- мацией и средствами. Сюда включается и право принимать ответственные реше­ния в отношении воспроизводства потомства без какой бы то ни было дискрими­нации, принуждения и насилия, о чем говорится в документах о правах человека.

Таким образом, репродуктивные права понимаются как права, которые пред­полагают

право человека иметь детей;

право временно избегать деторождения;

право вообще от него отказываться.

Из приведенного перечня видно, что только один аспект репродуктивных прав соответствует этимологическому значению термина «репродуктивный» - право человека иметь детей. Остальные аспекты направлены на отказ от продолжения рода.

Согласуется ли данный подход к пониманию    репродуктивных    прав    с современными интересами России, с ценностями, провозглашенными в Конститу­ции РФ? Должно ли наше государство с готовностью воспринимать идеи всеоб­щего «планирования семьи», «сексуального просвещения», «отложенного роди-тельства», «стерилизации»? Отрицательные ответы на оба вопроса требуют аргу­ментированных доказательств.

Известно, главные демографические процессы, формирующие население России (рождаемость, смертность, миграция), не обнаруживает устойчивой пози­тивной динамики. Продолжается сокращение числа россиян. Начавшись в 1992 г., оно привело к тому, что уже к концу 2001 года население страны убыло на 4,4 млн. человек... Неутешительны и долгосрочные прогнозы. Россия стремительно теряет свое место в мировой демографической иерархии. В 1950г. доля собственно России в населении мира составляла более 4%, а к 2050 это будет 1,1%.[14]

Не является ли данный факт серьезным основанием для формирования рос­сийским законодателем собственной концепции репродуктивных прав в рамках конституционного права РФ? Концепции, которая учитывала бы прежде всего ин­тересы государства и нации в целом и закрепляла репродуктивные права как га­рантированные, поощряемые государством возможности продолжения рода, вос­производства населения, а не сокращения его численности в том числе и за счет средств «планирования семьи».

В настоящее время в России закрепление репродуктивных прав на конститу­ционном уровне отсутствует, нет и единого правового документа, регулирующего данную область права. Вместе с тем многие нормы Конституции РФ могут рас­сматриваться как основа для формирования российской концепции репродуктив­ных прав. Содержание некоторых других правовых актов также позволяет сделать вывод о том, что в России существует правовая основа для закрепления репродук­тивных прав как гарантированных, поощряемых государством возможностей про­должения рода, которая принципиально отличается от международного понимания данной категории.

В этой связи возможно определить репродуктивные права как права, связан­ные с реализацией различных аспектов продолжения рода (деторождения), а именно с принятием решения о зачатии ребенка, с определением количества детей, интервалов между их рождением. Очевидно, что через репродуктивные права непосредственно реализуется конституционное право на жизнь.

Субъектом данных прав является любое физическое лицо, способное к про­должению рода, объектом - деторождение как высочайшее благо и ценность человечества.

Содержание репродуктивных прав, по нашему мнению, включает в себя, во-первых, конституционную защиту репродуктивных возможностей, во-вторых, со­действие реализации последних со стороны государства.

Защита репродуктивных возможностей подразумевает конституционную обя­занность государства реализовывать всю совокупность мер экономического, соци­ального, культурного, научного, медицинского, санитарно-эпидемиологического характера, направленных на сохранение и укрепление репродуктивного здоровья каждого человека.[15]

Содействие реализации репродуктивных прав означает, что государство берет на себя обязанность по формированию демографической политики, основанной прежде всего на изменении положения в иерархии социальных институтов и воз­рождении духовно-нравственных традиций российской семьи, ценности человече­ской жизни, материнства и отцовства.

Механизм реализации прав и свобод рассматривается как процесс, имеющий конкретные формы, способы, средства и стадии осуществления. При этом разли­чают внутренний и внешний механизм реализации. Процессу осуществления ре­продуктивных прав, составляющему внутреннюю структуру механизма его реали­зации, присуща большая степень самостоятельности личности в осуществлении данного права. Основной гарантией совершения лицом правомерных действий по

осуществлению данного права выступает процесс саморегулирования личностью своего собственного поведения. Внешний механизм реализации репро­дуктивных прав включает в себя гарантии реализации и гарантии охраны. Гаран­тии реализации объединяют нормы, которые, во-первых, непосредственно закреп­ляют данные права, во-вторых, формулируют основные условия его реализации. Что касается закрепления репродуктивных прав, то, на наш взгляд, статья 38 Кон­ституции РФ может быть дополнена следующей формулировкой: «Право на про­должение рода гарантируется и поощряется государством». Она должна выгля­деть следующим образом:

1.  Право на продолжение рода гарантируется и поощряется государством.

 

2.      Материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

3.      Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей.

4.      Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях.

К нормам, формирующим основные условия реализации репродуктивных прав, можно отнести статьи 20 - 22 Конституции РФ, закрепляющие право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность, статью 19 Конституции РФ, провозглашающую принцип равноправия, и другие. К гарантиям охраны репро­дуктивных прав относится содержащееся в статье 45 Конституции РФ указание на гарантированность государственной защиты прав и свобод человека и гражданина.

Специфика механизма реализации репродуктивных прав заключается в том, что законодательство о репродуктивных правах в настоящее время не учитывает в полной мере современные достижения науки, что влечет возможность злоупотреб­лений, связанных, прежде всего с жизнью человека.

Что касается пределов реализации репродуктивных прав, то применительно к части 3 статьи 55 Конституции РФ, можно утверждать, что надлежащее осмысле­ние таких конституционных ценностей, как нравственность, здоровье (духовное и физическое), безопасность государства и закрепление четкого правового статуса эмбриона человека позволит решить данный вопрос.

 

 

 



[1] Хазова О. А. Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования //
Конституционное право: Восточноевропейское Обозрение. - 2001. - №1 (34). — С. 15.

[2] Романовский Г.Б. Проблема репродуктивных прав в международном праве // Международное
публичное и частное право. - 2003. - №6 (15). - С. 12.

[3] Силуянова И.В. «Репродуктивные права» и моральные обязанности [Электронный ресурс]. -
Режим доступа: http:// religion, ng. ru/ printed/

[4] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви [Электронный ресурс]. - Ре­-
жим доступа: http:// www. orthodox, org. ru / sd 12 r/ htm.

[5] Хазова О.А. Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования //
Конституционное право: Восточноевропейское Обозрение. - 2001. - №1 (34). - С. 15.\

[6] Романовский Г.Б. Проблема репродуктивных прав в международном праве // Международное
публичное и частное право. - 2003. - №6 (15). - С. 12.

[7] Крусс В.И. Личностные («соматические») права граждан человека в конституционно – право-­
вом измерении // Государство и право. - 2000. - №10. — С.43.

[8] Женщины мира 2000год. Тенденции и статистика. ООН. Нью-Йорк, 2001. С. 76.

[9] Международные акты о правах человека Сборник документов. М., 1999. с, 79

[10] Права человека: Сборник международных документов. - М., 1998. - С. 332.

[11] Народонаселение. Энц. словарь / Гл. ред Г. Г. Меликьян. М., 1994.- С.320

[12] Там же

[13] Там же

[14] Население России 2001. Девятый ежегодный демографический доклад/ Под ред. А.Г. Вишнев-ского . -М.- с. 194.

[15] В 1994 г. Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) приняла определение репродуктив­ного здоровья, которое предполагает благополучие детородных процессов и функций этой системы на всех этапах жизни. (ВОЗ о репродуктивном здоровье. - Здоровье мира. - 1994. -№3)

Православный интернет магазин