Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015

Защита жизни и аборты


07.02.2008

Предложения по совершенствованию законодательства об искусственном прерывании беременности в России

И.В.Силуянова,
зав. каф. биомедицинской этики
Российского Государственного Медицинского Университеа,
профессор, д.ф.н.

 В.В.Яковлев, сотрудник
 каф. биомедицинской этики
 Российского Государственного Медицинского Университета.

 Одним из центральных вопросов Послания Президента РФ Федеральному Собранию в 2006 г. стало рассмотрение   демографического положения в стране. «В обществе есть консенсус в понимании того, что мы должны в первую очередь решить именно эту, ключевую для всей страны проблему». Из трех основных составляющих демографического положения – показателей смертности, миграции населения и рождаемости, особое внимание было уделено программе  стимулирования рождаемости. Президентом был предложен комплекс финансовых и административных мер поддержки молодых семей, женщин, материального стимулирования рождения второго ребенка.    Однако для решения этой проблемы должны быть привлечены не только финансовые, но и другие возможные и доступные  способы, в том числе меры  правового порядка.  
 Возможность регулирования демографическими процессами на уровне государственно-правового  контроля за рождаемостью была известна уже греческой цивилизации. Аристотель в “Политике” рекомендовал: “Пожалуй... должно поставить предел скорее для деторождения, нежели для собственности, так, чтобы не рождалось детей сверх какого-либо определенного числа. Это число можно было бы определить, считаясь со всякого рода случайностями, например с тем, что некоторые браки окажутся бездетными. Если же оставить этот вопрос без внимания, что и бывает в большей части государств, то это неизбежно приведет к обеднению граждан, а бедность — источник возмущений и преступлений” . В IV-III вв. до н.э. демографический вопрос в Древней Греции решался ограничением рождения одного-двух детей в семье. Для Аристотеля основным средством строгого и обязательного соблюдения этой нормы  был аборт. Он полагал: “Если же у состоящих в супружеском сожитии должен родиться ребенок сверх (этого) положенного числа, то следует прибегнуть к аборту, прежде чем у зародыша появится чувствительность и жизнь” .
 Нельзя не обратить внимание, что в центре внимания Аристотеля проблемы «пере-населения», в качестве основного средства решения которых он выбирает аборт. Не логично ли предположить, что в условиях недо-населения, следует обратить внимание на механизмы государственно-правового регулирования производства абортов в стране с целью  уменьшения их числа? Положение в государстве, с одной стороны, теряющего население катастрофическими темпами, с другой,  законодательно  никак не ограничивающего массового производства абортов, вряд ли можно определить как нормальное.                       Именно такая ситуация сложилась в России. С одной стороны, в стране фиксируется устойчивая тенденция   падения рождаемости, с другой, не предпринимается никаких мер, для ограничения самого большого в мире – (от 1,5 до 7 миллионов в год!) -  производства абортов, как основного фактора регулирования рождаемости.
 За последние 5 лет отечественные юристы все чаще  поднимают вопросы о необходимости совершенствования конституционно-правового  регулирования репродуктивных прав человека.
 Наши предложения касаются  ст.36 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» (№5487-1 от 22.06.1993г.)  . Статья 36 называется «Искусственное прерывание беременности» и начинается с утверждения «Каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве». В контексте данной статьи искусственное прерывание беременности рассматривается как право каждой женщины. На уровне общественного морально-этического сознания этот принцип равнозначен суждению: «Каждая женщина имеет право на детоубийство». Для традиционного  морального сознания данный принцип является предельным выражением аморализма. Именно морально-этическая некорректность искусственного прерывания беременности веками сохраняла за абортом статус преступления “против жизни, против семьи и общественной нравственности” в законодательствах  европейских государств. В Уголовном Уложении России – с 1832 г. (первое издание) до революции 1917 г. – «изгнание плода» классифицируется как   вид  смертоубийства. Даже в СССР с 1937г. по 1955 г. аборт был уголовно наказуемым действием. 
Учитывая принципиальную роль права, которое наряду с моральными принципами является основной формой регулирования поведения человека,  мы предлагаем:


  • принять новую редакцию ст. 36, исключив первую фразу «Каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве», и заменив ее на следующее положение: «Каждая женщина решает вопрос о  материнстве после беседы с врачом и в соответствии со своими нравственными и религиозными убеждениями». Далее разумно добавить положение, отражающее политику государства, терпящего убыль населения: «Врач при беседе должен исходить из презумпции деторождения, естественных законов природы». Это означает: 1) врач первой фразой должен предложить рожать; 2) врач не вправе принуждать беременную к проведению аборта. Таким образом, название статьи 36 «Искусственное прерывание беременности» логично переименовать на более соответствующее: «Принятие решения о материнстве»;


 • внести изменения во второй абзац данной статьи в целях ограничения доступности  аборта. Это означает необходимость утвердить проведение искусственного прерывания беременности  по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель только в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения вне  рамок  обязательного медицинского страхования через систему предоставления платных медицинских услуг (ст.50 Гражданского Кодекса РФ). Это обеспечит право большинства налогоплательщиков не финансировать действия, противоречащие их совести, нравственным чувствам и религиозным убеждениям (ст.28 Конституции РФ);


 • сократить перечень социальных показаний к искусственному прерыванию беременности с четырех до одной позиции: для беременностей после изнасилования;

 • легализовать право врача отказаться от производства абортов, закрепленное в п. 6 Декларации Всемирной медицинской ассоциации «О медицинских абортах» (Осло, 1983), согласно которому в том случае, «если личные убеждения не позволяют врачу сделать медицинский аборт, он должен перепоручить пациентку компетентному коллеге».   Привести  «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» в отношении свободы отказа от аборта в соответствие со статьей 28 Конституции РФ.
 Перечисленные меры, безусловно, будут способствовать совершенствованию  этической корректности российского медицинского права, что найдет свое отражение в изменении морального отношения в обществе к абортам, что в свою очередь рассматривается нами как важнейший этико-правовой фактор решения демографических проблем страны.

 


портал строитель