Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015

Новости


01.05.2017

Отзыв на документ Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви «Профессии, совместимые и не совместимые со священством»

Иларион (Алфеев), митрополит Волоколамский
 
На портале продолжается дискуссия вокруг проекта документа, призванного регулировать дополнительную профессиональную деятельность духовенства. Вашему вниманию предлагается отзыв митрополита Волоколамского Илариона, председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, ректора Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия.
 
Считаю, что представленный проект может нанести серьезный ущерб пастырской и миссионерской деятельности Русской Православной Церкви, в частности в диаспоре. На суд церковной общественности представлен сырой текст, содержащий множество сомнительных выводов и к тому же многочисленные стилистические погрешности (чего стоит хотя бы фраза «в исключительных случаях... могут быть допущены исключения» или словосочетание «иное светское лицо» после упоминания о священнике).

 

Проект документа, в явном противоречии с его заглавием, не содержит списка профессий, совместимых со священством: перечисляются, притом в произвольном порядке, только несовместимые, что придает документу ярко выраженный запретительный характер. В числе вполне совместимых со священством занятий можно было бы упомянуть, в частности, преподавание и вообще работу в образовательных, просветительских организациях, а также организациях издательского, благотворительного, паломнического характера. Святой апостол Павел, как известно, рассматривал свою трудовую деятельность по производству палаток как добровольный подвиг. Авторы же представленного документа, возможно, мало знакомые с реальными условиями пастырской деятельности в современных условиях, особенно в малочисленных приходах диаспоры, почему-то склонны рассматривать трудовую деятельность духовенства как нечто терпимое Церковью, да и то лишь в силу необходимости.

Церковь сегодня живет в стремительно меняющемся мире, который бросает ей все новые и новые вызовы, одновременно открывая новые миссионерские возможности. Для священнослужителя владение навыками, относящимися к иной профессии, может дать дополнительные возможности для проповеди, миссии и активного доброделания, к которому призывает Господь (Мф. 5, 16). Авторы документа, как кажется, об этом вообще не задумались.

Наибольшему нареканию, как это ни странно, в документе подверглись профессии, связанные либо с творчеством, либо с доброделанием. Более толерантное отношение авторы документа показывают к техническим профессиям. В частности, среди профессий, не являющихся запретными для клириков, перечисляются «работа на государственных предприятиях или в государственных учреждениях в качестве рабочих, инженеров, технических работников и подобных должностях» (стилистика документа сохранена).

Много вопросов вызывает предполагаемый запрет на врачебную деятельность для священников, имеющих медицинское образование. Мы молимся святым врачам, но при этом хотим запретить врачебную практику священникам. Что же плохого в том, чтобы врач душ был и врачом телес? Всем известен пример святителя Луки Крымского. В представленном проекте он назван исключением, которое не следует возводить в правило. Разумеется, общеобязательным правилом медицинская деятельность клирика стать не должна и не может, но примеры такого совмещения как в истории Церкви, так и в современной ее жизни столь многочисленны, что объявить их единичными случаями невозможно. Небесный покровитель святителя Луки Войно-Ясенецкого, святой евангелист Лука, был врачом, и это не стало препятствием для его апостольского служения.

Обоснованием запрета на медицинскую практику в документе становится возможность несчастного случая во время операции, который «подвергает хирурга обвинению в невольном убийстве». На мой взгляд, подобный случай не подпадает под определение «неосторожного убийства» (8-е Правило свт. Василия Великого), ведь здесь отсутствуют как намерение причинить человеку зло, так в подавляющем большинстве случаев и преступная неосторожность. Несчастный случай во время операции — это всего лишь подтверждение того, что даже самый искусный хирург является человеком, не всеведущим и не всемогущим. Кроме того, возможность несчастного случая кроется в очень многих других видах профессиональных занятий.

Не является ли принципиальный отказ священника, получившего медицинское образование, от врачебной практики нарушением апостольской заповеди: «Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех» (Иак. 4, 17)? И как быть священнику, который имеет медицинское образование, в случае, если кому-либо требуется неотложная помощь, а поблизости нет врача (например, если у пассажира в самолете случился сердечный приступ)? Следуя букве документа, священник-врач должен будет воздержаться от оказания помощи, поскольку в случае смерти пострадавшего он может быть обвинен в «неосторожном убийстве». При этом если он не будет вмешиваться в ситуацию и пассажир умрет, он будет свободен от обвинений.

Как тут не вспомнить начало притчи о милосердном самарянине? «Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и поп