Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015
05.11.2008

Клятва врача России в контексте морального сознания Православия

И.В. Силуянова, доктор философских наук, профессор
Принятие Клятвы врача является традиционным ежегодным ритуалом на выпускных собраниях, завершающих обучение в высшей медицинской школе России. Тот, кому довелось присутствовать на этих собраниях, согласится, что принятие Клятвы врача - это всегда торжественное событие для всех участников - и студентов, и преподавателей. Это действие весьма ответственно не только для каждого, индивидуально. Принятие клятвы имеет большое социальное значение: нравственные принципы отношения человека к человеку приобретают обязательность нормативных правил поведения профессионала. Свод конкретных обязательств, собранных в клятву, и составляет то, что отличает профессионала-медика от профессионала любой другой специальности.

Этическое своеобразие медицинского профессионализма в европейской традиции впервые было сформулировано Гиппократом (460-377 гг. до н. э.). Оно определялось не как умение преследовать и отстаивать свои собственные интересы, но как профессиональная способность врача подчинить свои интересы интересам другого, в частности, больного человека. «Я направляю режим больных к их выгоде.... В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы боль ного». Это умение действовать «для пользы больного» объединяет профессионалов-медиков и определяет особенность профессиональ ной нравственной культуры врача.
Нельзя не отметить, что безусловный авторитет Гиппократа в профессиональном медицинском сообществе сохраняется на протя жении более 24 веков. Гиппократа называют «отцом медицины» именно потому, что он первый в европейской традиции выработал моральные принципы врачевания. Они были изложены им в «Клятве», а также в книгах «О законе», «О врачах» и др. В своих работах Гиппократ не только фиксирует новую тенденцию в античной культуре, но и сам способствует трансформации врачевания как функции жречества во врачевание как специальную профессиональную светскую деятельность.
Ведь в древних культурах - вавилонской, египетской, иудейской, персидской, индийской, греческой - способность человека вра чевать свидетельствовала о его отличительных особенностях и определяла элитное, как правило, жреческое положение в обществе. На пример, первые вавилонские врачи были жрецами. Первый египет ский целитель Имхотеп - жрец, который впоследствии был обожествлен. Храм, выстроенный в его честь в Мемфисе (около 2850 г. до Р. X.), был одновременно и госпиталем и медицинской школой. Медицинская практика была исключительным правом магов Персии и брахманов Древней Индии. Исследователи предполагают не без оснований, что отец Гиппократа был одним из жрецов Асклепия - бога медицины в древнегреческой цивилизации.
Становление светской греческой медицины было связано не только с расширением влияния рационального знания и накоплением опыта врачевания, но и с принципами демократической жизни городов-государств Древней Греции. Не обсуждаемые и не подле жащие обсуждению права врачующих жрецов постепенно, но неизбежно сменялись моральными профессиональными гарантиями и обязательствами лекарей перед пациентами. Так, в Клятве Гиппократа были впервые сформулированы и выписаны основные обя занности врача перед больными и перед своими коллегами по ремеслу. Клятва Гиппократа - это документальное свидетельство рождения именно светских профессий - врача и лекаря и, столь не обходимой им профессиональной врачебной этики, которая пони мается прежде всего как средство достижения доверия к ним в обществе.
Гиппократ брал обязательство «исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и пись менное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями, делиться с ним достатком и, в случае надобности, помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никакому другому. Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду проводить я свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Что бы при лечении - а также и без лечения - я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной».
Отношение врача к больному и здоровому человеку, изначально ориентированное на заботу, помощь, поддержку, безусловно является основной чертой профессиональной врачебной этики. То, что в христианской морали является идеальной нормой отношения человека к человеку - «люби ближнего своего как самого себя», «любите врагов ваших»(Мф. 5, 44) - в профессиональной врачебной этике служит реальным критерием и для выбора профессии, и для определения меры врачебного искусства.
Под влиянием христианской нравственности перечисленные особенности профессиональной морали превратились в общеприз нанные, неоспоримые и общеобязательные. Это произошло не как механическое следствие всемирного признания христианства, а как результат осознанного постижения врачами глубинной сути своего предназначения, в полной мере выявленного христианством. С позиций Православного вероучения можно утверждать, что нормы и принципы поведения врача являются не просто отражением специфических отношений частной области деятельности людей в некую конкретно-историческую эпоху. Они всегда наполнены богооткровенным содержанием, которое обуславливает цели и задачи врачева ния, независимо от места и времени их осуществления. Ибо они со ответствуют подлинной сущности человека, глубоко коренясь в самой природе человеческих взаимоотношений.
Об этом свидетельствует евангелист Лука в притче о милосердном Самарянине (Лк. 10, 30-37). При этом нельзя не отметить, что по преданию Лука был врачом. Неудивительно, что именно ему впервые удалось вскрыть глубочайший метафизический и нравственный смысл врачевания. Согласно этой притче, израненному человеку не пришли на помощь ни проходящий мимо священник, ни левит - служитель храма. Самарянин же сжалился, перевязал ему раны, позаботился о нем. В святоотеческой литературе существует ряд толкований притчи о Самарянине. Как правило, под израненным человеком, пострадавшим от разбойников, подразумевается человек вообще, под священником и левитом - ветхий закон, который не в состоянии помочь человеку, а под именем Самарянина - Сам Христос Спаситель. Именно в силу этого способность к справедливости и милосердию не чужда и естественна Его «образу и подобию» - человеку.
По мнению профессора общественного здравоохранения и медицины В. Мак-Дермота (Корнелльский университет, Нью-Йорк, США) притча о милосердном самарянине действительно напомина ет о том отличии, которым обязательно должен обладать врач-про фессионал в отношении к страдающим больным людям.
Каково же оно? Во-первых, врач должен быть независим от политических, национальных и других пристрастий. Самарянин помог иудею, хотя мог бы сказать, зачем помогать тем, кто нас презирает? Но в страждущем он увидел не чужого и чуждого человека или противника, но, прежде всего, только человека. Во-вторых, врач должен быть готов к оказанию медицинской помощи в различных обстоятельствах. Самарянин пожалел человека. Но не только в сердце своем пожалел и посочувствовал, но и немедленно приступил к делу, к оказанию реальной, практической помощи: «перевязал ему раны». В-третьих, в своем отношении к больному врач должен быть способен к самоотверженности, к отказу от удобств и покоя ради помощи больному. Самарянин лишил себя того, в чем нуждался ближний: «посадив его на своего осла», и сам шел пешком. В-четвертых, врач должен бороться за жизнь человека до конца. Самарянин не ограничился одномоментной помощью, но позаботился о человеке до его полного выздоровления. Действительно, «самарянство» символизирует не только природную склонность, но и естественную способность человека к помощи другому человеку - «люби ближнего своего как самого себя», «любите врагов ваших» (Мф. 5, 44) .
Именно в силу морально-этической близости христианскому пониманию милосердия, принципы и правила, сформулированные Гиппократом, продолжают работать и сегодня, приобретая в том или ином этическом документе, будь то «Декларация», «Присяга» и т.п. свой стиль, особую форму выражения.
Примером подобного документа является «Клятва российского врача», принятая 4-й Конференцией Ассоциации врачей России в ноябре 1994 г.: «Добровольно вступая в медицинское сообщество, я торжественно клянусь и даю письменное обязательство посвятить себя служению жизни других людей, всеми профессиональными средствами стремясь продлить ее и сделать лучше; здоровье моего пациента всегда будет для меня высшей наградой.
Клянусь постоянно совершенствовать мои медицинские познания и врачебное мастерство, отдать все знания и силы охране здоровья человека и ни при каких обстоятельствах я не только не использую сам, но и никому не позволю использовать их в ущерб нормам гуманности.
Я клянусь, что никогда не позволю соображениям личного, религиозного, национального, расового, этнического, политического, экономического, социального и иного не медицинского характера встать между мною и моим пациентом.
Клянусь безотлагательно оказывать неотложную медицинскую помощь любому, кто в ней нуждается, внимательно, заботливо, уважительно и беспристрастно относиться к своим пациентам, хранить секреты доверившихся мне людей даже после их смерти, обращаться, если этого требуют интересы врачевания, за советом и коллегам и самому никогда не отказывать им ни в совете, ни в бескорыстной помощи, беречь и развивать благородные традиции медицинского сообщества, на всю жизнь сохранить благодарность и уважение к тем, кто научил меня врачебному искусству.
Я обязуюсь во всех своих действиях руководствоваться этическим кодексом российского врача, этическими требованиями моей ассоциации, а также международными нормами профессиональной этики, исключая не признаваемое Ассоциацией врачей России положение о допустимости пассивной эвтаназии. Я даю эту клятву свободно и искренне. Я исполню врачебный долг по совести и с досто инством».
Еще одним примером является «Клятва врача России», которую с начала 90-х годов по 1999 год принимали выпускники российских медицинских вузов:
«Перед лицом своих Учителей и сотоварищей по великой науке и искусству врачевания, принимая с глубокой признательностью да руемые мне права Врача, торжественно клянусь:
- чисто и непорочно проводить свою жизнь, творя милосердие и не причиняя зла людям;
- никогда и никому не отказывать во врачебной помощи и оказывать ее нуждающемуся с одинаковым старанием и терпением не зависимо от его благосостояния, национальности, вероисповедания и убеждений;
- никогда не обращать мои знания и умения во вред здоровью человека, даже врача;
- в какой бы дом я ни вошел, я войду туда только для пользы больного, будучи далек от всего неправедного, пагубного и неспра ведливого;
- направлять лечение больных к их выгоде сообразно с моими силами и возможностями;
- не давать никому просимого у меня смертельного средства и не показывать пути для осуществления подобного замысла;
- умолчать о том, чтобы я ни увидел и ни услышал касательно здоровья и жизни людей, что не следует разглашать, считая это тай ной;
-  почитать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями, помогать ему в его делах и нуждах;
- постоянно изучать врачебную науку и способствовать всеми силами ее процветанию, передавая свои знания, умения и опыт вра чевания ученикам;
- в необходимых случаях прибегать к советам коллег, более меня опытных и сведущих, отдавая должное их заслугам и стараниям;
- быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскор блять их личности, но говорить им правду прямо и без лицеприятия, если того требует польза больного.
Мне, нерушимо выполняющему эту клятву, да будет дано счас тье в жизни и в работе. Нарушившему клятву да будет обратное это му и заслуженная кара».
Для этого документа характерно сохранение основных позиций гиппократовской «Клятвы». Шесть из одиннадцати позиций «Клят вы» Российской высшей медицинской школы (а именно - 1, 4, 5, 6, 7, 8) являются в буквальном смысле слова «калькой» с гиппократовского текста. При этом обращает на себя внимание факт игнорирования четко сформулированного к гиппократовской «Клятве» уважения к человеческой жизни с момента ее возникновения (отношение к абортам). К особенностям данного текста относится итоговая мотивировка - обещание «счастья в жизни и работе» как награда за выполнение клятвы и «заслуженная кара» как наказание за ее невыполнение. Подобная мотивация вызывает возражения. Она относится к прагматическому типу этической аргументации, безосновательно игнорируя при этом деонтологическую мотивацию, сущность которой состоит в исполнении долга, независимо от тех или иных ситуационных выгод. В данном тексте «Клятвы врача России» отсутствовали также принципиальные позиции отношения между врачом и пациентами, которые были разработаны и приняты в таких этических документах Всемирной Медицинской Ассоциации, как Женевская Декларация Всемирной Медицинской Ассоциации (1948 г., с дополнения ми в 1968, 1983 и 1994 гг.), Международный кодекс медицинской этики (1949 г., с дополнениями в 1968, 1983 гг.), «Афинская клятва», Лиссабонская Декларация о правах пациента (1981 г.); Декларация об эвтаназии (1987 г.); Декларация Осло о медицинских абортах (1983 г.) и др. документы ВМА, ВОЗ. Все более актуальным становился вопрос о пересмотре данного текста клятвы.
В 1999 году Государственная Дума РФ утвердила содержание 60-й статьи Закона «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан». Оно сводится к следующему:
«1. Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома врача дают Клятву врача следующего содержания.
«Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь:
-   честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои зна ния и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;
- быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах, независимо от пола, расы,  национальности, языка,  происхождения,  имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а так же других обстоятельств;
- проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;
-  хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;
- доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;
- постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины».
2.  Клятва врача дается в торжественной обстановке. Факт дачи Клятвы врача удостоверяется личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе врача с указанием даты.
3.  Врачи за нарушение Клятвы врача несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации».
С момента принятия данного текста нравственные нормы Клятвы врача приобретают юридическое значение. Отмечая достоинства приведенного текста, (например отказ от итоговой прагматической мотивировки), нельзя не отметить ряд недостатков.
Мы не можем не обратить внимания, что в принятом тексте Клятвы врача отсутствует традиционная для многовековой истории и основопологающая для врачебной этики позиция этического не приятия врачебным сообществом уничтожения человеческой жизни в самом начале ее формирования. К сожалению, в данном документе отсутствует и принцип информированного согласия, который после принятия Советом Европы «Конвенции о защите прав человека и достоинства человеческого существа, в связи с использованием достижений биологии и медицины» (1997 г.), стал одним из краеугольных для современного общества и современной медицины. Вряд ли целесообразно игнорировать новые достижения и предложения мировой общественности в области этики биомедицины.
Нельзя не учитывать и многовековой нравственный опыт, накопленный Церковью. Он не может не обогатить столь значимый для традиционной врачебной профессиональной этики документ, регулирующий отношения между врачами и пациентами, среди которых 80%, по последним социологическим опросам, относят себя именно к православному вероисповеданию. С надеждой на возможность внесения поправок и дополнений с целью дальнейшего совершенствования данного социально значимого документа в Церковно-обще ственном Совете по биомедицинской этике проводилась специальная работа над текстом Присяги врача России.
Совокупность рекомендаций, которые предлагает православное медицинское сообщество, осознавая особую включенность современной медицины в общественную жизнь, является принципами, нашедшими свое основание в христианской этике и подтвержденными многовековой врачебной практикой. Речь идет о гарантиях непричинения вреда, оказания помощи, проявления уважения и справедливости, об отрицательном отношении к эвтаназии и абортам, об отказе от интимных связей с пациентами, о милосердии к больному, об обязательствах перед учителями, коллегами и учениками, о врачебной тайне.
Предлагаемый ЦОС МП текст Присяги врача России содержит в себе гражданское кредо врачебного сословия, ту исходную профессиональную гарантию, которая может стать условием и основанием его признания обществом в целом и каждым отдельным человеком, который доверяет врачу ни много ни мало - свою жизнь.
Литература:
1 Гиппократ. Избранные книги. Т. 1. М, 1936. С. 87-88.
2  Барсов М. Толкование четвероевангелия. Симбирск,   1890. Т. 2. С. 105-108.
3   Мак-Дермот В.  Медицина - общественное  и личное  благо.// Всемирный форум здравоохранения. Женева, 1982. Т. 1. С. 130.
4  Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы: Сборник официальных документов. М., 1995. С. 7.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Присяга врача
«Вступая в медицинское сообщество и приступая к врачебной деятельности, перед лицом своих Учителей и Товарищей по науке и искусству врачевания,
ТОРЖЕСТВЕННО ОБЯЗУЮСЬ:
- посвятить свою жизнь служению идеалам милосердия, гуман ности и уважения к человеческой жизни с момента ее возникновения и никогда, даже под угрозой, не использовать свои медицинские знания во вред людям;
- никогда и никому не отказывать во врачебной помощи и оказывать ее нуждающемуся с одинаковым старанием и терпением не зависимо от его благосостояния, социального положения, возраста, национальности, вероисповедания и убеждений;
- направлять лечение больных к их пользе, соблюдая их права, не разглашая доверенные мне секреты даже после их смерти;
- не давать никому просимого у меня смертельного средства и не участвовать в действиях преднамеренного лишения жизни паци ента, даже по его просьбе или просьбе его близких;
- почитать моих учителей, помогать им в их делах и нуждах, на всю жизнь сохранить благодарность и уважение к тем, кто научил меня врачебному искусству;
- обращаться, если этого требуют интересы больного, за сове том к товарищам по профессии и самому никогда не отказывать им в совете и помощи;
- считать моих коллег братьями и сестрами и говорить им, не оскорбляя их личности, правду прямо и без лицеприятия, если того требуют интересы больного;
-  постоянно совершенствовать свои медицинские познания и врачебное мастерство, передавая свои знания, умения и опыт врачевания ученикам;
- поддерживать всеми моими силами честь и благородные тра диции отечественной медицины и медицинского сообщества, исполняя мой профессиональный долг по совести и с достоинством;
Я ПРИНИМАЮ НА СЕБЯ ЭТИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА торжественно, свободно и честно».