Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015

Репродуктивные технологии


05.04.2009

Медикализация греха и искусственное оплодотворение

Игумен Мелхиседек (Артюхин),
настоятель Московского подворья Свято-Введенской
Оптиной Пустыни, член Церковно-Общественного совета
по биомедицинской этике Московского Патриархата

 «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6, 12). Это суждение апостола Павла может помочь нам разобраться в сложных вопросах определения отношения Православной Церкви к новым технологиям искусственного оплодотворения. Действительно, сегодня для человека «все позволительно». Но «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16, 26). Методики искусственного оплодотворения (прежде всего экстракорпорального оплодотворения (ЭКО)) давно и без каких-либо ограничений применяются в России. Существовало лишь одно препятствие — практическинедоступная для большинства населения высокая цена подобной услуги. Но сегодня это препятствие преодолено. В 2007–2008 гг. начался переход с частного на бюджетное финансирование этой дорогостоящей процедуры, т.е. она стала доступной всем, кто только пожелает.
 «Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности? (Рим. 6, 16)
 Может ли Церковь вслед за государством признать эти технологии? Являются ли они «послушанием к праведности?» Должныли пастыри вслед за государством позволять и благославлять женщин на подобное медицинское вмешательство, поскольку оно, во-первых, стандартное предложение медицинской помощи по преодолению бесплодия и реально существующее направление официальной медицинской деятельности, и, во-вторых, одобрено, позволено и финансируется государством? В «Основах социальной концепции Православной Церкви» (2000 г.) в разделе, посвященном этическим проблемам искусственного оплодотворения четко оговорено, что «расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности».
 В чем же заключается эта угроза? Эта угроза заключается в возможной утрате образа христианской жизни. И эта утрата непосредственно связана с процессом, который можно назвать «медикализацией греха». Некоторые современные медицинские направления как бы материализуют грех, предоставляя ему «кров и дом» в своих новых методах лечения, захватывая жизненное пространство болеющего человека, превращая его в сознательного или бессознательного заложника или «здоровья», или «чадородия». Медикализация греха — это порабощение человека новыми медицинскими средствами. Грех прилепляется к человеку через оказываемую ему медицинскую помощь, высасывая из него подлинную жизнь и поглощая его — через методики искусственного оплодотворения, через пренатальную диагностику с целью евгенического аборта, через донорские органы для трансплантации, полученные неизвестным путем, через лекарственные средства, полученные из человеческих эмбрионов и т.п.
 Можно констатировать, что с легализацией и бюджетным финансированием ЭКО этот процесс все более набирает силу. «Медикализация греха» — это признанное врачебным сообществом и используемое пациентами применение в медицинской практике методов «оздоровления» и лечения, несовместимых с нормами христианской морали.
 В чем же заключается эта несовместимость в случае с ЭКО? Эта несовместимость заключается в том, что технология ЭКО включает оплодотворение «большого количества» яйцеклеток (Акушерство и гинекология. Руководство для врачей и студентов. Перевод с английского дополненный. М. Геотармедицина, 1997, с.454. При каждойпроцедуре, как правило, используется 7-8 яйцеклеток и уничтожается 6–7 полученных эмбрионов.) и последующее уничтожение большого числа эмбрионов при каждой, произведенной процедуре.
 Известно, что терапевтическое бесплодие, которое является в основном показанием для ЭКО, как правило, является весьма распространенным в нашем обществе осложнением от произведенного аборта. И многие женщины даже воспринимают свое решение воспользоваться этим методом, забеременеть и родить чадо, как бы для того, чтобы искупить грех аборта, т.е. грех совершенного когда-то, может быть по неведению, убийства своего ребенка. Но эта женщина должна знать, что применяя ЭКО, она совершает как бы сразу 7 абортов. Не искупление здесь происходит, а углубление своего греха и умножение беззакония. «Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие" (1 Ин. 3, 4).
 Зачатие (в данном случае неважно, где оно совершилось — в материнской утробе или in vitro) — это зачало новой жизни, которое совершается по милосердной Воле и Участии Творца. «Зарождение мое видели очи Твои; Имена всех внесены в книгу Твою; и никто даже во чреве матери не забыт Тобой» (Пс. 138, 16–17).
 Статус начавшейся человеческой жизни — свят, ибо свят тот Образ, по подобию Которого создан человек. Рождение Господа нашего Иисуса Христа от Пресвятой Богородицы свидетельствует, что все стадии формирования человека подобны возрастанию Сына человеческого.
 Митрополит Антоний Сурожский рассуждает: «Можем ли мы сказать, что когда Божия Матерь зачала Спасителя Христа, то до какого-то момента — до 14, 18, до 28-й недели — Он не был человеком и не был рождающимся Богом? Нет, в момент зачатия зародыш ребенка уже является человеком, его уничтожение является убийством человека. И на это надо смотреть прямо и серьезно, никакого извинения в этом отношении нет». (Антоний Сурожский. Ответы на вопросы//Альфа и Омега №3(29). М., 2001. С 318–319.)
 Современное естествознание четко и понедельно фиксирует время формирования каждой важной органической системы тела человека:

• момент зачатия, т.е. момент слияния гамет (образование генома), представленого или одной клеткой (зигота), или группой клеток с точки зрения генетиков и микробиологов начало жизни человека;
• 15–16 день — момент формирования первичной полоски — первой осевой структуры всего эмбриогенеза;
• на 1-ой неделе жизни, приблизительно на 6 день происходит имплантация эмбриона человека в стенку матки;
• на 20-40 день после оплодотворения происходит формирование сердечно-сосудистой системы, в последующие 20 дней сердце эмбриона — дорсальная аорта — приобретает черты настоящего четырехкамерного сердца;
• 30-й день развития плода является началом дифференцировки центральной нервной системы (Edwards R. G. Science et ethique de la segmentation des embryons humains in vitro // Contracept. Fertil. Sex. 1986. V. 14. № 4, p. 313-318) и началом функционирования ствола мозга;
• формирование дыхательной системы начинается уже через 4 недели после оплодотворения; к 9 неделе с момента зачатия, наблюдаются эпизодические спонтанные дыхательные движения плода; окончательное формирование дыхательной системы, а, следовательно, и способность к самостоятельному дыханию происходит к 20 неделям.
 Воистину «еще от чрева матери моей Ты мой Покровитель»! (Пс. 70, 6).
 В самой древней книге Святого Писания — книге Иова — праведный Иов, рассуждая о своей жизни начинает с «ночи, в которую сказано: „зачался человек”» (Иов. 3, 3)
 Даже Римское право четко утверждало в своих судебных принципах:
• «Тот, кто во чреве пребывает, почти во всем цивилизованном праве считается существующим»;
• «Существующим в момент смерти (своего отца) считаетс тот, кто был (им) зачат и находился в лоне (матери)»;
• «Кто оставил после себя беременную супругу, тот не умер бездетным». (В.В.Пиляева. Римское право. Учебное пособие. М.2007, с. 183.)

Св. Иоанн Дамаскин (8 в. по Р.Х.) однозначно свидетельствовал о том, что:
1) человеческая жизнь, как собственно человеческая, начинается от момента оплодотворения;
2) зачатый зародыш являет собой личностное (ипостасное) бытие человека на самой ранней стадии его развития. (Преподобный Иоанн Дамаскин. О свойствах двух природ во едином Христе Господе нашем, а попутно и о двух волях и действиях и одной ипостаси / Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Пер. Д.Е. Афиногенова. М., 1997. С. 91 — 92.).
 Какие же аргументы противостоят непоколебимому человеколюбию Божиему, Его любви к человеку, ведущей его в каждое мгновение его жизни к «жизни вечной»? Великому — «Се, раба Господня» (Лк. 1, 38) — противостоит колоссальная подмена — «репродуктивные права» на человекоубийство! («С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости». Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Москва, 13 — 16 августа 2000 года). «Вознеслось сердце твое и ты говоришь: я бог» (Иез. 28, 2).
 Там же, где только «я», нет Бога, а «где нет Бога, нет более и человека. Потеря образа Божия очень быстро приводит к исчезновению и образа человеческого, обесчеловечивает мир, множит «одержимых». Место Бога занимает давящая одержимость самим собой, само-идол (См. Св. Андрей Критский. Великий покаянный канон), а его печальные утопии грозят со временем изменить и антропологический тип». (Павел Евдокимов. Этапы духовной жизни. М.2003, с.84).
 Сегодня, говоря о новых техниках зачатия — различных видах искусственного оплодотворения — можно конкретно говорить о происходящих изменениях антропологического типа семьи.
 Вопреки основополагающим жизнеохраняющим вероучительным истинам христианства, врачи и жены и мужи вовлекаются в Богоборческие действия, превращаясь в «рабов греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя», «в рабов нечистоте и беззакония», в рабов «дел беззаконных».(Рим. 6, 7, 19).

Доказательством этих «дел беззаконных» является то, что новые технологии ЭКО могут использоваться не только бесплодными женами, но и любыми женщинами и мужчинами, даже не состоящими в браке. Более того, эти технологии начинают использоваться женщинами и мужчинами, не просто изъявившими желание иметь детей вне брака, но и вне брака церковного, традиционного для европейской культуры, пытаясь именно этим искусственным «делом беззакония» умножить
«дела беззаконных».
 «Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Москва, 13–16 августа 2000 года)
 Разрушение традиционной семьи, подмена ее другими «типами», узаконивание прав на неполные семьи на основе технологий ЭКО — проявление еще одного состояния человека, несовместимого с христианским образом жизни. Неразборчивое применение новых медицинских средств, уже в этом мире, способно создать людям адское существование в условиях «новых» прав и нетрадиционных обязанностей. «Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества». (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. (Москва, 13–16 августа 2000 года).
 Все это в который раз подтверждает, что даже «благая» цель, (в границах обсуждаемой проблемы — желание иметь детей), достигаемая «беззаконными» средствами (в границах обсуждаемой проблемы — путем уничтожения начавшихся человеческих жизней и традиционной семьи) самоотрицается. Ибо ее реализация может привести к таким условиям существования, при которых многие матери будут сожалеть о своих желаниях и целях.