Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015

Аналитические материалы


01.06.2016

Проблемы Православной биоэтики

Нравственное сознание является частью общего сознания личности, оно есть чистое и самое глубокое отражение в человеке образа Божьего. Этика — учение об основных принципах нравственности и о нормах человеческой деятельности с точки зрения понятий о добре и зле. Биоэтика — междисциплинарная область исследований, возникшая вследствие воздействия научно-технического прогресса на медицину и здравоохранение и имеющая предметом ценностные, этические проблемы взаимоотношения врача и пациента, социальной политики в области здравоохранения, а также трансплантации органов, применение новых технологий, деторождения и др.

Профессор Б.Г. Юдин считает, что биоэтику следует понимать не только, как область знаний, но и как формирующийся социальный институт современного общества. В основу морали полагались различные начала: религиозная санкция, эгоизм, христианская мораль, утилитаризм, индивидуализм Ницше.

Медико-биологическую этику можно представить в виде 4-х основных моделей: модель Гиппократа, модель Парацельса, деонтологическая модель, и собственно медико-биологическая этика. Гиппократ писал: «Я направляю режим больных к их выгоде, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного…, не вручу никакой женщине абортивного пессария».

Если модель Гиппократа основана на завоевании доверия больного, то в модели Парацельса упор сделан на душевно-духовный контакт между больным и врачом. Парацельс учил: «Сила врача — в его сердце, работа его должна руководствоваться Богом и освещаться естественным светом и опытностью; важнейшая основа лекарства — любовь». Деонтологическая модель — это совокупность должных правил, основанных на религиозно-нравственном сознании врача. Например, хирургическая деонтология Н.Н. Петрова включает такой частный случай «Золотого правила»: «Делай и советуй больному только такую операцию, на которую ты согласился бы при наличной обстановке для самого себя или для самого близкого тебе человека». Однако деонтологическую модель надо отличать от православной этики. В православном учении о нравственном долге нет того элемента гордости, который присутствует в практической протестантской деонтологии с её подчеркиванием собственного достоинства личности и долга человека перед самим собой. Собственно медико-биологическая этика основана на принципе уважения прав и достоинств человека.

Правильное видение поставленной проблемы открывается нам в Священном Писании, в творениях святых отцов и учителей Церкви, в трудах богословов, как прошлых веков, так и современных. Вопросы биоэтики были вопросами русской философии. Для нее характерно осознание ценности жизни, наполненной духовным смыслом. Этот духовный смысл жизни трактовался в этических размышлениях таких русских философов, как Н.Ф. Федоров, Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, С.А. Булгаков, С.Л. Франк и др. Все они стремятся укоренить этику в ценностях православия. Этика составляла ядро русской религиозной философии.

Достижения науки в области медицины, развитие биомедицинских технологий, появившихся в современном мире, возможность пересечь черту дозволенного в воздействии на человеческий организм, когда человек, ставя себя на место Бога, пытается «улучшить» Его творение или бесцеремонно дерзает прервать зародившуюся жизнь, циничное отношение к браку, извращение половых взаимоотношений, которое практически «Узаконило» современное общество, — все это в значительной мере обострило биоэтическую проблему. Такая форма нравственного сознания, как долг, в своем метафизическом аспекте, предполагает исполнение каждым человеком определенной миссии по примеру Христа.

В своем нравственном аспекте долг предполагает уклонение от того, что противоречит естественному нравственному закону, голосу совести, что оскорбляет достоинство человека, наоборот должным признается то, что служит утверждению богоподобного достоинства человеческой личности, благу ближних и славе Божией. Ниже на рассмотрении конкретных вопросов биоэтики будет показано, что все проблемы связаны именно с желанием человека уклониться от этого долга в угоду своим эгоистическим страстным интересам.

В нравственном богословии долг называется важнейшей санкцией нравственного закона, но именно долг не исполняется при разрешении в современном обществе биоэтических проблем. Может возникнуть вопрос, почему в области биоэтических проблем мы должники и перед кем?

Во-первых, проблемы биоэтики касаются не одного человека, а как правило нескольких: отца и мать; мать, отца и зачатого ребенка; врача и пациента и т. д. Все они связаны между собой определенными отношениями, предполагающими исполнение материнского, супружеского или врачебного долга.

Во-вторых, можно говорить о долге в метафизическом аспекте, в том смысле, что все люди в долгу у Бога. Об этом писал Достоевский. Здесь уже идет речь о такой форме нравственного сознания, как обязанность. Сексуальные извращения современного общества более всего конфликтуют с такой формой нравственного сознания, как стыд. А угрызения совести, этой бесценной категории нравственного сознания, приводят к тяжелейшим психологическим последствиям при совершении страшного греха детоубийства, что будет показано в своем месте. Нравственное сознание предполагает ответственное отношение к происходящему. В метафизическом смысле каждый человек ответственен за вес то, что совершается в мире. Тем более эта ответственность должна иметь место там, где проявляется непосредственно действие человеческой личности и особенно, когда оно связано с появлением на свет другой личности, за которую распялся Христос.

Исполнение долга и обязанности, жизнь по совести, ответственное отношение к жизни в вопросах биоэтики, как нигде обостряет проблему воздаяния, этого непреложного онтологического принципа. Человек подвергается страшным мукам, которые начинаются уже здесь на земле, при попрании великого Божьего дара — жизни. Он же испытывает и нескончаемую радость, которая также имеет начало в земной жизни в случае достойного несения Креста Господня. Эта радость в детях, в чистоте совести, в отношении близких.

Развитие биомедицинских технологий значительно опередило осмысление духовно-нравственных и социальных последствий. Православная Церковь, освещая вопросы биоэтики в свете нравственного христианского сознания, исходит из основанных на Божественном Откровении представлений о жизни как бесценном даре Божьем, о неотъемлемой свободе и богоподобном достоинстве человеческой личности, то есть причастия Божеского естества.

 
1. «Тот, кто будет человеком, уже человек»

Так утверждал Тертулиан в первые века христианства, но ещё до Рождества Христова пророк Иеремия открывает нам тайну жизни в материнской утробе: «Прежде, нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иер.1,5).

Социальная концепция Русской Православной Церкви совершенно определённо выражает отношение к аборту: «С древнейших времён Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству» . В «Учении двенадцати апостолов» мы читаем: «Не умерщвляй дитяти в зародыше и рождённого не убивай» (ІІ гл., 2 ст.) . Также и Афинагор во ІІ в. писал: «Женщина, учинившая выкидыш, есть убийца, и даст ответ пред Богом» . Правило VІ Вселенского Собора гласит: «Жен, дающих врачевства, производящих недоношения плода во чреве, и приемлющих отравы, плод, умерщвляя, подвергаем епитимии человекоубийцы» (V-VІ Вс. Соб. 91 пр.). Важно отметить уточнение св. Василия Великого о том, что тяжесть вины не зависит от срока беременности. Приведём его 2-е правило: «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства. Тонкого различения плода образовавшегося или еще необразованного — у нас нет. Ибо здесь полагается взыскание не только за имевшее родиться, но и за то, что навредила самой себе, поскольку жены, от таковых покушений, весьма часто умирают. К этому присоединяется и погубление плода, как другое убийство, от дерзающих на это умышленно. Впрочем, подобает не до кончины простирать покаяние их, но принимать их в общение, по исполнении десяти лет; врачевание же измерять не временем, но образом покаяния».

Св. Иоанн Златоуст называл делающих аборт худшими, чем убийцы. Концепция конкретизирует: «Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта» . Ответственность за грех убийства несут вместе с матерью и отец, если он дал согласие, и врач, делающий аборт. Несогласие же мужа на прерывание беременности, в случае ослушания супругой, является основанием для расторжения брака.

Католические теологи смотрят на проблему абортов исходя из «юридического» отношения к Богу. Православное богословие исходит из необходимости преображения человеческой природы. Человек не просто виновен пред Богом за нарушение заповеди «не убей». Совершая детоубийство, он наносит чрезвычайный вред своей душе через нарушение заповеди любви, причём в самой её человеческо — глубинной, «естественной» сути — через убийство матери своего дитя. Аборт это именно убийство дитя, то есть человека, личности, а не плода.

Микрогенетики связывают начало человеческой жизни с зачатием. С точки зрения современной биологии жизнь человека начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетический материал. На всём протяжении внутриутробного развития новый человеческий организм не может считаться частью тела матери. Поэтому очевидно, что аборт на любом сроке беременности является намеренным прекращением жизни человека как биологического индивидуума .

Церковно — общественный Совет по биомедицинской этике постановляет: «Православное богословие и антропология в полном согласии с современными научными данными о биологической сущности человека связывают начало человеческой жизни с моментом зачатия (слияния отцовской и материнской половых клеток). «Тот, кто будет человеком, уже человек» (Тертулиан) . Также и доктор философских наук, прфессор И. В. Силуянов отмечает: «Человеческое существо, пусть в форме эмбриона, или плода, или даже зиготы, далёкой от полноты человеческой природы, есть божественный дар и благословение Бога, и уже есть личность, уничтожение которой есть убийство человека» . Во всяком случае здесь очевидна личность потенциальная.

Документ, полученный от кафедры эмбриологии биологического факультета МГУ гласит, что именно с момента зачатия в организме матери начинает развиваться принципиально новая жизнь, отдельная от ее тела.

Если существует угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у неё других детей, пастырям рекомендовано проявлять снисхождение и не отлучать от евхаристического общения. Однако и в этом случае не может быть и речи о благословении на детоубийство. Так называемые «трудные роды» составляют примерно 1%, а на одно рождение приходиться два аборта. Под видом опасности для здоровья медики часто понимают повышенный риск осложнений и часто эти опасения оказываются преувеличенными. Врач, часто направляя женщину на аборт, руководствуется желанием застраховаться и улучшить статистику. Он несёт ответственность за смерть матери, но не за смерть не родившегося ребёнка.

Кроме того, необходимо учитывать тяжёлые последствия аборта и для матери: постабортный синдром, сопровождающийся попытками самоубийства, женские заболевания, особенно онкологические, например, рак молочной железы. Аборт до 19лет в 25 случаях из 100 оставляет женщину бесплодной, а в 96 случаях последующие дети рождаются больными.

Постабортный синдром можно назвать «синдромом Каина». Мать как и Каин испытывает жгучие мучения совести. В Великобритании 59% женщин страдает психическими расстройствами в результате страшного греха детоубийства.

Надо чётко и ответственно различать риск для здоровья и риск для жизни. Но даже и угроза жизни не есть основание для аборта. Служба в армии даже в мирное время предполагает угрозу жизни. В военное время Церковь призывает и благословляет воинов на защиту Отечества.

Если женщина исполнит до конца свой материнский долг и жизнь роженицы прервётся, то её подвиг, может быть, сравним с подвигом христиан- мучеников или защитников Отечества. «Эти два подвига — деторождение и защита Отечества, — связанные с необходимостью жертвовать собой, благословляются Церковью, так как без них невозможно существование народа и государства» .

Однако отметим, что священник не должен толкать женщину на смерть в том, крайне редком, исключительном случае, когда, даже при современных достижениях медицины, спасти жизнь не представляется возможным. Благословение духовника носит рекомендательный характер. Поэтому свой материнский подвиг женщина совершает добровольно, как солдат, закрывающий своей грудью своего собрата. Есть единственное исключение, при котором дитя погибает всегда — внематочная беременность, и хирургическое вмешательство необходимо, ради спасения жизни матери.

Чтобы осознать всю глобальность разбираемой проблемы, приведём некоторые статистические данные. В США число желающих убить ребенка в 30 раз более числа желающих иметь детей. Через 5-10 лет после аборта у 54 % женщин наблюдаются ночные кошмары, у 96% остается чувство, что они погубили человеческую жизнь. По данным Института А. Гантмахера, 40% женщин, сделавших первый аборт, делают, по крайней мере, еще один; 50% используют аборт как единственное средство для планирования семьи, только 3% абортов сделано по причине здоровья матери. В России на каждые роды приходится два аборта. Ему подвергается в течение года каждая десятая из женщин от 15 до 49 лет. Эти показатели в 4-5 раз выше, чем в США и тем более в сравнении с Западной Европой. Даже среди государств, входивших прежде в СССР, Россия в 1989 г. занимала первое место по числу абортов.

Итальянский юрист Рафаэль Баллестрини писал сто лет тому назад: «Самым верным доказательством того, что некий народ дошёл до крайней точки своего падения, будут те времена, когда аборт станет считаться делом обычным и абсолютно приемлемым» .
Четырнадцать тысяч святых младенцев-мучеников вифлеемских были убиты за Христа ещё не осознав за Кого страдают. Грехи наших соотечественников превзошли грехи Ирода, ибо из каждых семи женщин, шесть делают аборты, пытаясь убить Христа в своей собственной душе .

 
2. Контрацепция и стерилизация

Нежелание детей — это извращенное понимание христианского брака, а использование для этого контрацепции и стерилизации — извращение созданной Богом природы человека. Контрацепция — насилие над человеческой природой, служит только сладострастию, поэтому не может быть этически оправдана. Этот грех усугубляется тем, что ни один из современных видов контрацепции не дает 100%-й гарантии. Поэтому любая контрацепция чревата детоубийством. В США 60% всех абортов происходит после использования противозачаточных средств. Большинство «безопасных» контрацептивов вредны для здоровья и обладают абортивными свойствами.

Чтобы до конца осознать, к какому «благу» призывает наших россиян реклама контрацептивов, сопоставим указания Адольфа Гитлера, взятые из материалов Нюрнбергского процесса: «Должно быть освоено производство контрацептивов. Нельзя преследовать ни распространение и продажу противозачаточных средств, ни аборты. Пропагандой должна быть рекомендована добровольная стерилизация».

Грех контрацепции распадается на две группы законопреступлений, отличных по степени тяжести. Противозачаточные средства, прерывающие жизнь уже оплодотворенной клетки, обладают фактически абортивным действием, и их применение равносильно греху детоубийства. Другие, не связанные с пресечением начавшейся жизни, к абортивным относить нельзя. Применяя их супруги согрешают не грехом чадоубийства, а обесцениванием брака, противлением благословению Божьему на продолжение рода. Социальная концепция Русской Православной Церкви  констатирует: «Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом» . Однако искуственное (путём контрацепции) противостояние деторождению нельзя смешивать с воздержанием от половых отношений по взаимному согласию, для аскетического делания по словам апостола. «Не лишайте себе друг друга, точию по согласию до времене, да пребываете в посте и молитве; и паки вкупе собирайтеся, да не искушает вас сатана невоздержанием вашим» (І Кор.7.5).

 
3. Преодоление бесплодия

Как разрешить противоречие между естественным желанием родителей иметь детей и теми греховными и опасными вмешательствами в сакраментальную область деторождения, которые предполагают современные репродуктивные технологии? Обратимся к Священному Писанию. Первой сотворённой чете Господь повелевает: «Раститеся и множитеся» (Быт1,28). А Псалмопевец восклицает: «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него — плод чрева» (Пс126,3). А Апостол придаёт этой заповеди сотериологический смысл: «Женщина… будет спасена же через детороджение» (1Тим. 2, 14,15). Зачатие и рождение ребёнка — дар Божий. Ева говорит о своём ребёнке: «Приобрела я человека от Господа» (Быт. 4,1). Родители, и только они, являются сотворцами нового человека. Вмешательство иных сторон в этот процесс недопустимо. Кроме того, брак не ставит своей целью только деторождение. Брак это «единомыслие душ и телес». Рассмотрим в свете отмеченного различные варианты деторождения.

Искусственное оплодотворение незамужней женщины недопустимо, так как ребенок, рождённый вне брака, заведомо обрекается на ущербное воспитание и отсутствие полноценной родительской любви.

Искусственное оплодотворение замужней женщины без согласия или участия мужа также недопустимо, так как основано на обмане, нарушающем целостность брачных отношений.

При согласии мужа могут возникнуть два варианта: либо с использованием генетического материала мужа, либо донорского. В последнем случае имеет место вторжение третьей стороны, что тождественно супружеской измене, даже будучи опосредовано медицинско — технологической процедурой. Что касается первого варианта, то, как отмечает социальная концепция Русской Православной Церкви , супругам не запрещено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку сохраняется целостность брачного союза. Однако и здесь возникают проблемы, решаемые в рамках биоэтики и нравственного богословия различно.

Некоторые авторы считают, что момент зачатия должен быть связан с физическим актом супружеской любви. Возражения против иного способа зачатия выдвигались более в католической, чем православной среде. Эти возражения связанны со способом извлечения генетического материала супруга. Известно отрицательное отношение Церкви к половому самоудовлетворению. Однако в рассматриваемом случае мы имеем дело с совершенно иной мотивацией акта извлечения семени. Кроме того, сейчас известны иные способы, например, при помощи пункции. Профессор греческой православной Богословской школы, протопресвитер Стэнли Харакас считает, что искусственное оплодотворение семенем мужа — это вполне приемлемый способ использования медицинских знаний, позволяющий христианскому браку реализовать одну из главных целей: продолжение рода . Так же считает и митрополит Антоний (Блум) Сурожский . Это мнение разделяют и многие другие богословы.

Не так решается вопрос, когда приходится прибегать к экстракорпоральному оплодотворению in vitro. Более 20 лет тому назад в кембриджской клиники на свет появилась Луиза Браун — первый «ребёнок из пробирки». Теперь в мире более 200 тыс. детей, зачатых in vitro.

Этические аргументы против этого способа преодоления бесплодия следующие: оплодотворяются несколько яйцеклеток с последующим отбором наиболее «перспективных». Избыточные эмбрионы разрушаются, используются для клинических экспериментов или имплантируются другой женщине. То есть следствием этого является или убийство, или «суррогатное материнство». Специалисты в области эмбриологии считают, что до 60% зародышей, зачатых естественным путём, погибают. Однако естественная смерть одних, не может быть оправданием убийства других.

Оправдано ли этически внеутробное оплодотворение, если имплантируются все эмбрионы в утробу матери? Здесь мнения богословов разделяются. Одни аргументами против этого метода выставляют частоту аномалий развития и гибели зародыша и непредсказуемость последствий в процессе формирования личности. Другие, в том числе и католические богословы, не считают эту аргументацию достаточно убедительной.

Репродуктивные технологии обуславливают донорство яйцеклеток, вынашивание эмбриона женщиной-реципиентом или «суррогатной матерью», которая обязуется вернуть рождённого ею ребёнка «генетическим родителям» или лицам, заключившим с нею контракт. «Суррогатное материнство» является тяжёлым грехом. Между матерью и ребёнком во время беременности устанавливаются отношения глубокой духовно-эмоциональной близости. И эта методика наносит серьёзную травму, как матери, так и ребёнку. «Вынашивающая мать», отдавая рождённое дитя часто переживает психологический стресс, а ребёнок рождается кандидатом на мучительный кризис идентичности в будущем.

Социальная концепция Русской Православной Церкви отмечает: «Пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными» . Донорство половых клеток не допустимо, так как оно нарушает целостность личности и исключительность брачных отношений и порождает безответственность родителей по отношению к детям анонимных доноров.

Терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия с точки зрения христианской этики вполне оправданы.

 
4. Наследственные заболевания

Греховная повреждённость человеческой природы преодолевается в искупительном подвиге Господа нашего Иисуса Христа, а также в благодатном личностном усвоении плодов искупления каждым человеком. Церковь благословляет труды врачей «рук Божьих», направленные на лечение наследственных заболеваний. Однако генетическим вмешательством можно легко противостать Божьему плану о человеке. Поэтому социальная концепция Русской Православной Церкви  указывает на необходимость согласия пациента или его законных представителей и медицинские показания при использовании подобных методик. Особенно опасна генная терапия половых клеток, которая может привести к крайне опасным биологическим и социальным последствиям.

Посягательства на свободу личности и нечистоплотные злоупотребления могут быть следствием создания так называемого «генетического паспорта», в котором представлена информация о предрасположенности к тем или иным заболеваниям.

Пренатальная (дородовая) диагностика также обладает двойственным характером. Она может быть оправдана нравственно только в случае направленности на лечение выявленных заболеваний или на подготовку родителей к попечению о больном ребёнке.

Однако некоторые методы такой диагностики опасны для здоровья и жизни тестируемого ребёнка. Кроме того сам метод может спровоцировать родителей на чадоубийство в утробе матери в случае выявления серьёзных заболеваний или нежелательного пола дитя.

 
5. Генная инженерия

Генная инженерия — это опосредственное воздействие на гены с целью их изменения. Однако в настоящее время транспорт генов в условиях организма невозможен. Поэтому поступают следующим образом. Из организма извлекают определённую популяцию клеток, содержащую поражённый ген, а после манипуляций, с заменой дефектных генов, клетки возвращают в то место организма, откуда они были взяты. Если же ДНК ввести в половые клетки, то это приводит к их передаче последующим поколениям. Генная инженерия позваляет правильно поставить диагноз многочисленных наследственных заболеваний. В перспективе генная инженерия позволит проводить так называемое «планирование» генов человека. Учёные-генетики убеждают, что у генной инженерии блестящее будущее. Однако они же признают и определённую степень вреда, которую могут нанести эти не достаточно изученные, на предмет отрицательных последствий, технологии. Например, лауреат Нобелевской премии, прфессор Жан Доссе констатирует: «В области генетики человека неразумное использование новых технологий может привести к катастрофическим последствиям» .

Несомненным благом является генная инженерия соматических клеток. Генная инженерия половых (воспроизводящих) клеток этически весьма неоднозначна. С одной стороны сложность и мало изученность технологии не позволяет кому- либо взять ответственность за итоги подобных манипуляций. С другой стороны устраняя патологический, вредоносный ген, можно будет умножить положительный итог.

Подобные рассуждения справедливы и в отношении развивающихся зиготы и эмбриона. Можно преодолеть, таким образом, психическое заболевание, физическую ущербность.

Субьект человека благодаря генной инженерии превращается в сложный обьект взаимозаменяемых частей.

Очень важно, чтобы в условиях возможностей генной инженерии интересы общества не входили в противоречие с интересами или желаниями родителей, не желающих вносить те или иные гены в геном своих воспроизводящих клеток.

В декларации о проекте «Геном человека» говорится: «…Исследователь, занятый работой по проекту, может взять на себя роль своеобразного „бога“ или попытаться вмешаться в действия законов природы… Основными критериями оценки проекта являются уважение личности человека, его автономии и принципа невмешательства в его частную жизнь, а также сравнительная оценка риска и пользы» .

Несомненно, что генная инженерия будет приводить к обмирщению нравов и притуплению религиозного чувства, так как будут создаваться иные представления об основах наследственности. Физическая ущербность и болезни теснейшим образом связаны с нравственным уровнем человеческого общества. Покаяние (μετάνοια), то есть изменение жизни, вот, что должно привести к оздоровлению человеческого общества. Болезни заставляют нас задуматься о правильности того образа жизни, который мы ведём. Генная инженерия и её необычно большие возможности приводят человечество к мысли о возможности физического совершенствования без духовно — нравственного возрастания. Это лишает человека спасения, а дальнейшая нравственная деградация всё равно приведёт и к физической ущербности вне зависимости от возможностей генной инженерии.

 
6. Евгеника

Евгеника — улучшение природы человека не путём духовного возрастания, а биологическими методами. Евгенические мероприятия представляют собой отбор граждан посредством тестирования, а также искусственное осеменение женщин клетками мужчин-доноров с высоким «коэффициентом интеллектуальности». Нельзя не заметить, что подобный подход обесценивает человеческую личность. Апологеты евгеники смотрят на сограждан, как на подлежащее биологическому усовершенствованию стадо, предназначенное для пропитания. Они не понимают самого главного, что вырождение нации, болезни, высокая смертность, сокращение продолжительномти жизни связаны с бездуховностью, пороками, греховным образом жизни. Если не устранить причину болезни общества, никакие биологические мероприятия не спасут человека. Локально улучшенный генофонд будет вновь ухудшаться под действием того же фактора греха. Философ С. Е. Мотков видит источник всех бед в загрязнении окружающей среды (что кстати тоже следствие духовной деградации общества) и в улучшении медицинского обслуживания, что приводит к ослаблению естественного отбора. Всё в рассуждении поставлено с ног на голову. Человеческое общество превращено в сознании философа в стадо бессловесных.

 
7.  Клонирование

Одна из ветвей евгеники — клонирование человека. Клонирование представляет собой создание организма из соматической клетки (46 хромосом), минуя очень сложный процесс многоступенчатого деления половых клеток (мейоз), обеспечивающий уникальность генотипа каждого человека и зачатие. Ядро самотической клетки трансплантируется в яйцеклетку реципиента, лишённую собственного ядра, а затем яйцеклетка имплантируется в матку приёмной матери. Организм, выращенный таким образом, будет точной копией оригинала, но в то же время другим организмом.

В вопросе происхождения человеческих душ друг друга дополняют мнения о рждении и творении. Духовную природу человек получает от родителей, так же, как и тело, но личностью, неповторимой и уникальной, человек становится вследствие особого Божественного воздействия . Эту мысль акцентирует владыка Евгений, архиепископ Верейский. Личность именно творится, а не наследуется, ибо она укоренена в предвечном и совершенно неповторимом отношении Бога к каждому конкретному человеку . Вл. Лосский подчёркивает доминирующее значение личности. Сотворенный по образу Божию, человек является существом личностным. Он — личность, которая не должна определяться своей природой, но сама может определять природу, уподобляя ее своему Божественному Первообразу . Если Господь не сообщит ипостасное начало, вместо человека будет явлена породия на него. Мы не можем быть уверены, что Господь будет побуждён нашими технологическими действиями к Своему творческому акту.

Манипуляции с генетической составляющей личности человека способствуют дальнейшему её обесцениванию. Поэтому клонирование является чудовищным преступлением против человека. В социальной концепции Русской Православной Церкви сказано: «Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нём образу Божию, неотъемлемой частью которого является свобода и уникальность личности» . Какова будет ипостась этой копии душевно-телесного человеческого естества? Если личность не станет результатом творческого божественного акта, то она не может быть и скопирована в силу своей неповторимости. Тело человека не есть простая совокупность плоти, крови, костей. Оно также выражает личность. При отсутствии возможностей божественного творения и копирования личности, ипостась человеческого душевно-телесного естества приобретёт видимо какие-то животные, неодухотворённые начала по типу клонированной овечки Долли. Этот эксперимент, если он вообще окажется возможным, будет глумлением над человеком и кощунством по отношению к Творцу.

Доктор биологических наук, профессор Ю. П. Алтухов отмечает: «Клонирование, как широкое тирожирование одного и того же жизненного стандарта — путь к утрате разнообразия и, в конечном счёте, ко всесмешению, выравниванию, к духовной деградации, особенно очевидной при потере народами их культурного своеобразия» .

Клонирование негласно подразумевает решение задачи по достижению личного физического бессмертия. Однако это невозможно в принципе. Ядром человеческой личности является духовная составляющая, которая формируется на протяжении всей человеческой жизни. Но именно она воспроизведена быть не может.

Отметим основные негативные последствия клонирования:

    Нарушение личной неприкосновенности.
    Извращение фундаментальных связей людей друг с другом.
    Вторжение в исторически сложившееся разнообразие генофонда, что ведёт к вырождению и деградации.
    Тиражирование генотипов в криминальных и милитаристских целях.

Однако та же концепция отмечает нравственную оправданность в ряде случаев (на пользу человеку с духовно — биологической т. зр.) клонирования изолированных клеток и тканей.

 
8 Трансплантология

Современная трансплантология в свете нравственного сознания предполагает двоякую оценку. С одной стороны она позволяет оказать существенную помощь больным. С другой стороны коммерциализация трансплантационной деятельности способствует торговле частями человеческого тела с угрозой жизни и здоровью людей.

Православная концепция Русской Православной Церкви отмечает: «Пересадка органов от живого донора может основываться только на добровольном самопожертвовании ради спасения жизни другого человека. Морально недопустима эксплантация, прямо угрожающая жизни донора. Неприемлемо сокращение жизни одного человека, в том числе через отказ от жизни поддерживающих процедур, с целью продления жизни другого» .

Не допустима такая трансплантация, при которой существует угроза идентичности реципиента, когда затрагивается личностная уникальность. Это замечание особенно существенно, когда речь идёт о пересадке органов и тканей животного происхождения.

Совершенно недопустима фетальная терапия, при которой используются ткани и органы абортированных человеческих зародышей. Нельзя улучшать здоровье одного путём убийства другого, независимо от стадии развития с момента зачатия.

Христианская вера в воскресение мертвых обуславливает почтительное отношение к телу скончавшегося человека. Поэтому в случае посмертного донорства эксплантация может быть этически оправдана только в случае добровольного прижизненного согласия донора. Презумпция согласия потенциального донора на изъятие органов и тканей тела есть недопустимое нарушение свободы человека. В случае посмертного донорства возникает необходимость правильной констатации момента смерти донора.

 
9 «Христианские кончины живота нашего… просим»

Достижения современной медицины позволяют поддерживать жизнь человека в течение длительного времени. Момент смерти, по сути превращается в длительный процесс умирания, зависимый от врача. Профессор Ф.В.Кондратьев отмечает, что остановка сердца и дыхания не могут быть критериями смерти. В Америке, Европе и в некоторых странах Азии признана эквивалентность смерти мозга и смерти человека. Этот вывод сделан, исходя из необратимости дисфункции незаменимых систем организма искусственными биологическими, химическими и электронно-техническими системами. А незаменим только мозг.

Однако современная наука знает три определения смерти:

    гибель всего мозга,
    гибель ствола мозга (сохраняются признаки жизнедеятельности мозга),
    гибель отделов мозга, ответственных за сознание, мышление, то есть за сохранность человека как личности.

Формальная логика приводит к остановке на третьем варианте. В этом случае неизбежны злоупотребления трансплантологии. Доктор медицинских наук профессор Ф. В. Кондратьев заключает: «Естественно полноценным является только первое определение, поскольку второе и особенно третье несовместимы не только с христианской, но и со светской моралью» . Медицинская констатация смерти, по критерию смерти мозга, тождественна христианскому пониманию смерти. Ведь моментом смерти может быть только момент разлучения души от тела, так как сказано: «В сию нощь душу твою истяжут от тебе» (Лк. 12,20). «Изыдет дух его, и возвратится в землю свою: в той день погибнут вся помышления его» (Пс. 145, 4). Мозг не «седалище» души, но связь с телом осуществляется через этот орган. То есть смерть мозга символизирует момент разделения души и тела, даже если сердце ещё бьётся. Исходя из этого, возникает важная проблема точной диагностики смерти мозга. Учитывая недостаточность современной аппаратуры и квалификации медперсонала, констатация смерти должна осуществляться по остановке сердца. Квалифицированная диагностика смерти мозга предотвращает пассивную эвтаназию через прекращение жизни поддерживающих процедур.

С точки зрения христианской этики не может быть оправдано и искусственное продление функционирования отдельных органов, когда завершено функционирование организма как единого целого. Такая «помощь» лишь усиливает мучения и лишает больного права на «непостыдную и мирную» кончину. Когда невозможна активная терапия, её место должны занять пастырское попечение, обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержки.

Сокрытие от больного истинного его состояния ради душевного комфорта провоцирует оттягивание духовного приготовления к исходу через покаяние и причастие.

Предсмертные физические страдания не всегда возможно устранить обезболивающими средствами. Церковь прибегает в таких случаях к молитве «О долгостраждущем». Однако даже в случае, когда страдания не могут быть уменьшены, когда больной безнадёжен, и даже когда он сам выражает желание завершить земное существование, эвтаназия этически не может быть оправдана. Врач призван к сохранению, а не к прекращению жизни больного. Поэтому православная концепция Русской Православной Церкви констатирует: «Право на смерть» легко может обернуться угрозой для жизни пациентов, на лечение которых недостаёт денежных средств. Эвтаназия является формой убийства или самоубийства» . Доктор медицинских наук иеромонах Анатолий (Берестов) утверждает: «Эвтаназия — порождение без религиозной морали«(7-23с.).

Часто предсмертные страдания, попускаемые Богом, способствуют осознанию человеком тяжких нераскаянных грехов, покаянию, примирению с Богом в Таинствах Церкви, а значит и обретению надежды на спасение души в Царстве Божием.

Кроме того доктор медицинских наук, профессор Ф.В.Кондратьев обращает внимание на то, что больной, выразив своё желание на эвтаназию, может изменить своё решение, когда процесс лишения его жизни станет необратимым.

Церковно — общественный Совет по биомедицинской этике заявляет: «Признавая ценность жизни каждого человека, его свободу и достоинство, как уникальных свойств личности, созданной по образу и подобию Божию, православные священнослужители, учёные, врачи, считают недопустимым реализацию любых попыток легализации эвтаназии, как действия по намеренному умерщвлению безнадёжно больных людей, рассматривая эвтаназию, как особую форму убийства, либо самоубийства… Её применение неизбежно приведёт: .

    к криминализации медицины..;
    к поруганию бесценного дара человеческой жизни;
    к умалению достоинства врача..;
    к снижению темпов … разработок методов реанимации..;
    к распространению в обществе принципов цинизма, нигилизма и нравственной деградации…» . .

Поэтому будем молиться: «Христианские кончины живота нашего… просим» .

 
10 «Мужеложницы … Царствия Божия не наследят»

Так вполне определённо пишет об этом противоестественном грехе ап. Павел жителям развращённого Коринфа.

В Ветхом Завете достаточно ясно выражено отношение к мужеложству: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость». «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них» (Лев.18,22;20,13). В Новом Завете читаем: «Подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы» (Рим.1,27-31).

Со Священным Писанием полностью согласно святоотеческое Предание. В европейской культуре отношение к этому греху прошло три стадии: извращение, болезнь, норма.

Церковь твёрдо стоит на позиции невозможности признания гомосексуальности «нормой».

Однако с января 1993г. вступил в силу 10-й Пересмотр Международной классификации болезней. Впервые за время существования периодических пересмотров из категории «болезни» гомосексуализм был определён как «сексуальная ориентация». Сразу же меняется редакция 121 статьи Уголовного Кодекса РФ, где вопреки многовековой традиции отсутствует впервые положение об ответственности за мужеложство.

Многие исследователи оправдывают гомосексуализм, идеализируя языческую сексуальность. Чтобы до конца осознать, сколь низко опустилось наше общество в оценке этого постыдного явления, законодателям, среди которых есть и крещеные юристы, не мешало бы вспомнить даже не святоотеческое мнение и не оценку Священного Писания, а слова языческого философа. Философ Платон писал в «Законах»: «Из-за влечения женщин к женщинам и мужчин к мужчинам проистекают несметные беды, как для отдельных людей, так и для государства… Подобные отношения нечестивы, богопротивны и… позорнее всего позорного…Кто же из людей решится всё это возвести в закон» ? Печально сознавать, что на это решилась страна, тысячелетие исповедующая веру во Христа. Пастыри Церкви не должны мириться с этим негативным явлением, но обличать и врачевать сию греховную болезнь души и тела.

 
11 Транссексуализм

Транссексуализм — это эмоционально-психическая характеристика личности, отрицающей свой биологический пол.
В том же 10 Пересмотре транссексуализм отнесён к «расстройствам половой идентификации». Он определяется, как желание жить и быть принятым в качестве лица противоположного пола, обычно сочетающееся с чувством неадекватности или дискомфорта от своего анатомического пола и желанием получать гормональное и хирургическое лечение, с целью сделать своё тело, как можно более соответствующим избранному полу .
Изменения морально — мировозренческого и правового сознания европейцев привело к развитию транссексуальной хирургии.
В.В.Розанов видел в этом явлении «физической содомии» основание религиозной экзальтации в язычестве, хлыстовстве, скопчестве. Он упоминает обычай, преследуемый Моисеем, по которому мужчины одевались в платья женщин, и наоборот. Юноши как бы обращались в девушек, после посвящения их божеству, т е. после того, как они лишались детородных органов . Библия выражает отношение к этому явлению: «У кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне» (Втор.23,1).
Церковь не может одобрить смену пола, ни при каких обстоятельствах. Если смена пола имела место до Крещения, то допуская, как и любого грешника к Таинству, Церковь крестит его как принадлежащего к тому полу, в котором он рождён. Однако рукоположение в священный сан и церковный брак такого христианина не допустимы.
Православная концепция Русской Православной Церкви отмечает необходимость отличия транссексуализма от врачебной ошибки при определении пола, вызванной патологией развития половых признаков. Хирургическая коррекция в этом случае допустима, так как не связана с изменением пола.
Заключение

В небольшом сочинении невозможно подробно и всесторонне рассмотреть столь многогранную тему. Поэтому была дана оценка с точки зрения православной нравственности некоторым, наиболее характерным, биомедицинским явлениям, отражённым в социальной концепции Русской Православной Церкви. Подводя итог данной работы, хотелось бы отметить общие характерные черты всех рассмотренных проблем биоэтики:
1. В своих суждениях Православная Церковь стоит на твёрдом основании Священного Писания и святоотеческого учения по вопросам Нравственного богословия.
2. В суждениях учитываются положительные стороны достижений современной медицины, направленные во благо человека.
3. Церковь отмечает крайнее развращение современного общества, как следствие духовно-нравственного упадка, следствием чего и является совокупность рассмотренных порочных явлений. Мы видим, что сложившаяся система взглядов часто нравственно оказывается ниже языческих представлений, преодолённых в христианстве.
4. Церковь не отделяет Себя от общества, но направляет свою благословляющую руку с целью уврачевать те болезни, которыми оно больно.
5. Оздоровление общества возможно только на пути покаяния, через духовно-нравственное воспитание на примерах Господа, чистоты Пресвятой Богородицы и святых Божьих угодников. Никакие научные достижения не решат проблему болезни и сокращения продолжительности жизни, так как причина последних, не в низком уровне прогресса, а в духовной деградации. Наука не угонится за темпами растления современного человека. Об этом наглядно свидетельствует сокращение сроков жизни. Численность населения России ежегодно снижается примерно на 700 тыс. человек.
6. Только при условии обращения к Церкви с помощью Божией благодати возможен выход из страшного нравственно-социального кризиса и отдаление покаяния ради апокалипсических времён, о которых предупреждает Господь и которые «близь есть, при дверех».
Литература

1. Священное Писание.
2. Антоний (Блум) митрополит Сурожский.. Исцеление тела и спасение души // Человек.— 1995.. № 5.
3. Биоэтика: проблемы и перспективы: Сб. науч. тр. Б.Г. Юдин. Социальная институционная биоэтика. — М.,1992.
4. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь.М.,2002.
5. Вифлеемский плач. Изд. «Благо». 1996.
6. Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы: Сб. официальных документов. — М., 1995.
7. Гиппократ. Избранные книги. т.1.М.,1936.
8. Давыденков иерей О.. Догматическое богословие. Курс лекций ч.ІІІ. М.,1997.
9. Доссе Ж. Научное знание и человеческое достоинство // Курьер ЮНЕСКО . — 1994. ноябрь
10. «Жизнь». Журнал М., 1994.
11. Захаркин Вадим. свящ. Размышления православного учёного, врача и богослова об этических вопросах генной инженерии. М., 2000.
12. Корженьянц Б.. Парацельс // Мир огненный.— 1994. № 5.
13. Лосский В. Н. Мистическое богословие. Киев.1991.
14. Международная классификация болезней (10-й Пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. С-Пб. 1994.
15. Настольная книга священнослужителя. Т.№ 8. М., 1988.
16. Платон. Законы.Соч. т.3, ч.2.М., 1972
17. Платон архимандрит. Православное нравственное богословие. — Свято-Троицкая Сергиева лавра. 1994. — 240 с.
18. Православие и проблемы биоэтики. Вып. 1. М., 2001
19. Силуянова И.В.. Современная медицина и православие. М., 1998.
20. Современный словарь иностранных слов. С-Пб., 1994.
21. Церковь и медицина на пороге третьего тысячелетия. Минск. 1999.

Прот. Димитрий (Моничев)