Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015

Аналитические материалы


15.12.2010

Клеточная и тканевая терапия. Медицинская и православная оценка.

 Кулагин Вячеслав Алексеевич, заведующий хирургическим отделением городской больницы№4,
врач-хирург высшей квалификационной категории, председатель севастопольского отделения
Общества православных врачей Крыма


 Еще 5 лет тому назад мы надеялись, что применение в практике теории клеточной и тканевой терапии, как одного из методов,  предлагаемых «фантастами» от  медицины, постигнет нас не скоро, а уж нашим далеким городам и весям этих биомедицинских новинок ждать придется очень долго.

        Тем не менее осенью 2004 года г. Севастополь встрепенулся от активной и достаточно агрессивной рекламной компании в прессе, телевидении, на радио, активно призывающей к использованию методов клеточной и тканевой терапии в лечении различных заболеваний.  Предложения эти исходили от медицинских коммерческих центров.

       Благодушиеокончательно улетучилось   после практического опыта использования этих методов в детской хирургии, травматологии, неврологии.

        Попытка медицинского и православного осмысления этой проблемы представлена в этом докладе.

        Все дал Господь человеку для совершенного пребывания его в мире: «Раститеся и множитеся, и наполняйте землю, и господствуйте ею ,и обладайте рыбами морскими, и зверьми , и  птицами небесными, и всеми гадами и пресмыкающимися по земли…» (Быт.1.28) .Это значит, что человеку изначально была дана благодатная возможность обладания всем, что в мире, богообразной душой своей светить всей твари, освещая ей путь к Трисолнечному Творцу, приводить ее к Нему и делать все это через личное самоусовершенствование и возрастание в меру возраста Христова.  ( Кол.2.19; Еф.4,13).

         Господь дал человеку богоподобную безсмертную душу, наделив ее   по выражению Григория Нисского силами созерцательности и рассудительности.

        Без этих двух сил души не было бы у человека возможностей и способностей к познанию окружающего мира и самого себя, т.е. к занятию наукой. 

       Богословское осмысление  проблемы взаимоотношения между религией и наукой дает нам выверенное и красивое ее решение: наука – это всего лишь малая часть человеческих знаний о мире и о себе, человеке, промыслительно открываемая Богом  для спасения человека. Научные данные любой области исследований – это подарок, дар Бога человечеству. И чем чище и совершеннее душа человеческая, тем ярче и весомее научное открытие, дающее человечеству новые пути для жизни и новые поводы для прославления Бога!

        В «Основах социальной концепции РПЦ» говорится: « наука может являться одним из средств познания Бога, по словам апостола Павла (Рим. 1, 19-20), но православие видит в ней все-таки естественный инструмент благоустроения земной жизни человека, которым нужно пользоваться весьма осмотрительно. Церковь при этом предостерегает человека от искушения рассматривать науку как область, совершенно независимую от нравственных принципов».

        Минувшее столетие прошло под знаком перманентного прогресса человечества в самых разнообразных сферах научного познания. 

       Научные открытия   стали повседневными и прогнозируемыми. Отношение к ним давно уже формируется на основании экономических расчетов, а не красоты и изящества мысли и степени этичности. 

        Но вместе с тем есть  открытия, которые будоражут воображение. Это открытия, связанные с  получением, хранением и трансплантацией стволовых клеток, с выращиванием в пробирке культур соматических тканей, использование биоимплантантов.

Эти открытия обращают на себя внимание представителей консервативного направления биомедицинской этики. Находясь на разных позициях в общей теории здоровья и болезни человека, современная медицина и Православная Церковь, все же имеют общую точку, общую платформу соприкосновения. Защита здоровья и жизни человека  – это цель современной медицины. И для православия сохранение здоровья, как бесценного дара Божьего, важно для спасения в Жизни Вечной. При этом болезнь рассматривается как одно из  средств ко спасению.

Для современной медицины  основная цель -   сохранение здоровья и улучшение качества жизни. Для Святого Православия это является всего лишь одним из средств в Богом данном арсенале путей спасения. Бережное отношение к здоровью и жизни человека – вот общая платформа взаимодействия и взаимопонимания медицины и Церкви в современном мире. 

        Однако, эта общность проблематизируется, когда речь заходит о путях и способах реализации цели сохранения жизни и здоровья человека, предлагаемых современной медицинской наукой, когда они вступают в противоречие с православной моралью и этикой, противоречат заповедям Божиим.

        Очевидный факт, что фармакологические средства, от которых ожидают хороших терапевтических результатов, далеко не всегда оправдывают возлагаемые на них надежды, особенно при хронических, длительно текущих заболеваниях, болезнях обмена веществ или при острых заболеваниях и травмах, приводящих к утрате, выпадению функции того или иного органа. Этот факт и привел к поискам новых методов лечения.

       Первые успешные попытки клеточно-тканевой трасплантации связывают с именем малоизвестного российского врача Воронова, который в 20-ые годы успешно пересаживал фетальные ткани пациентам, страдающим преждевременным старением. Академик В.П.Филатов считал тканевую терапию (использовал ткань плаценты, хориона, стекловидное тело, роговицу трупа) неспецифическим методом лечебно-профилактической медицины, повышающей резистентность организма за счет регуляции влияния на гомеостаз.

          Однако, последнее 10-летие ознаменовано формированием представлений о так называемых клеточных проявлениях заболеваний человека. Медицина все чаще имеет дело с феноменами, которые описывают как дисбаланс или хаос клеточных популяций.

        В 70-ых годах удалось получить большинство белков человека в клетках бактерий и дрожжей путем ДНК-рекомбинантной технологии. Это прорыв позволил индустриально получать факторы роста, гормоны, цитокины человека, подготовив второй этап революции – клеточную инженерию и организацию банков стволовых и соматических линий человека и млекопитающих в пробирке и на живом организме.

        А создание методов выращивания первичных культур соматических клеток и регионарных стволовых популяций человека, получение стабильных неумирающих клеточных линий, устойчиво сохраняющих признаки диффиренцировки в пассажах, организация банков стволовых и соматических клеток человека, стали предпосылкой для третьего этапа – эпохи клеточной заместительной терапии.

       В 1962 году  впервые была продемонстрирована возможность продлевать жизнь летально облученным мышам переливанием аллогенных периферических лейкоцитов, что привело к использованию в клинической практике собственных стволовых или фетальных гематогенных клеток.

        В 60-ые годы стали прибегать к пересадке аллогенной или аутогенной кожи при ожогах. С 1966 года началась вторая успешная волна – трансплантация клеток поджелудочной железы, когда преимущества получили клетки фетальной поджелудочной железы, которая содержит больше эндокринной ткани. В 70-ых годах в нескольких лабораториях мира научились выделять островки Лангерганса у грызунов, в середине 70-ых были выполнены успешные попытки пересадки этих островков крысам с экспериментальным диабетом.

        К началу 90-ых годов более, чем 2-м тысячам пациентов с СД уже были выполнены пересадки островков Лангерганса от плодов свиньи или человека. Большинство из этих операций были произведены в Советском Союзе.

        В 1975 году была произведена успешная пересадка фетальных стволовых клеток при наследственном андрогенитальном синдроме.

        Несколько позже, в 1983 году шведские ученые опубликовали первые удовлетворительные результаты лечения болезни Паркинсона путем аутотрансплантации ткани мозгового слоя коры надпочечников в стриатум.

        Успешно разрабатывающаяся с 1981 года новая проблема эмбриональных стволовых клеток ЭСК в настоящее время переросла в технологию стволовых клеток, которая оценивается как значимая для теоретической и прикладной биологии и медицины. Под ЭСК подразумевают примитивные клетки, возникающие в процессе развития эмбриона, из которых дифференцируются все типы клеток взрослого организма и которые , при определенных условиях, могут осуществить эмбриогенез. Если ЭСК выращивать в культуре в пробирке, из них возникают стволовые клетки (недифференцированные, самообновляющиеся) клетки, трансформирующиеся в разные типы клеток и тканей (кроветворные, линии половых клеток, мышечные, нервные и другие). Стволовые клетки можно сохранять длительное время  с помощью криоконсервации. Очевидна возможность использования ЭСК и СК не только для решения фундаментальных вопросов биологии и генетики развития, но и в практической биологии, медицине, ветеринарии, фармакотоксикологии и пр., например в решении вопросов генной терапии, биотехнологии, трансплантологии, гематологии, при тестировании лекарств.

        Все эти годы выделение ЭСК, получение из них стволовых клеток и тканей разных типов, разработку ряда биотехнологических методов с использованием ЭСК проводили на животных. В ноябре 1998 года появились две научные публикации о получении ЭСК от эмбрионов  и плодов человека. Томпосон с коллегами сообщили о получении длительно живущих (персистирующих) в пробирке плюрипотентных клеточных линий, производных от клеток внутренней клеточной массы эмбрионов человека. Эти эмбрионы не были созданы специально для исследований. Они были переданы, с согласия их владельцев (биологических родителей) для целей исследования, поскольку были не использованы, не затребованы для терапевтических целей (т.е. переноса эмбриона женщине при безплодии).

        При определенных условиях эти клетки могли дифференцироваться в пробирке и в живом организме в различные типы клеток и тканей, как производные от эктодермы, эндодермы и мезодермы. Эти клетки продуцировали поверхностные маркеры, характерные для ЭСК.

        Герхард с коллегами выделили клетки из области полового валика и мезентерия (половых желез) от эмбрионов и плодов человека, полученных при медицинском прерывании беременности и при согласии донора. При их культивировании в пробирке большое число клеток в многоклеточных колониях по пяти иммунологическим маркерам и наличию щелочной фосфотазы были классифицированы (отнесены) к ЭСК или первичным половым клеткам, подобно тому, как идентифицировали ЭСК мыши.

        Эти две работы вызвали в мире, не только среди биологов и медиков , но и среди правоведов, социологов, теологов, философов широкие дискуссии.

        Подчеркивают, что получение ЭСК от эмбриона человека не может быть этически оправданным, т.к. при этом разрушается эмбрион. А разрушение человеческой жизни даже во имя прогресса медицины должно быть запрещено. В Конвенции о правах человека и биомедицине (1996, Совет Европы) в ст. 18, п. 2, говорится: «Запрещается создание эмбрионов человека в исследовательских целях».

        В основу разработки методов лечения тяжелых заболеваний человека (дегенеративная патология ЦНС, травмы спинного и головного мозга, болезнь Альцгеймера, Паркинсона, рассеянный склероз, артериальная гипертензия, инфаркт миокарда, СД, аутоиммунные заболевания и лейкозы, ожоговая болезнь и неопластические процессы -  составляют далеко неполный список) заложены уникальные свойства стволовых клеток, позволяющие создавать новые ткани, взамен, как ранее считалось, необратимо поврежденных тканевых зон больного организма.

        Прогресс  теоретических исследований биологии стволовой клетки за последние 10 лет реализовался спонтанно возникающими направлениями зарождающейся регенеративно-пластической медицины, стремительно развивающимся направлением практического использования  регенераторного потенциала стволовых клеток, в чем и заключается суть заместительной регенеративно-пластической терапии. Ее путь легко прослеживается в научно-практической литературе – от эксперимента на животных с некрозами миокарда до работ последних лет, направленных на восстановление постинфарктного дефицита кардиоцитов, бета-клеток поджелудочной железы и дофаминэргических нейронов ЦНС.

        Основой заместительной регенеративно-пластической медицины является клеточная трансплантация. Последнюю следует определить, как комплекс медицинских мероприятий, при котором на протяжении короткого или длительного времени пациент имеет контакт с жизнеспособными клетками ауто-, алло-, изо- или ксеногенного происхождения. Средством клеточной трансплантации является суспензия стволовых клеток или их производных, стандартизированная по количеству трансплантационных единиц. Трансплантационная единица – это отношение количества колониеобразующих единиц в культуре к общему количеству трансплантируемых клеток. Методы проведения клеточной трансплантаии – внутривенное, внутрибрюшное, подкожное введение клеток или их производных, а также введение в желудочки мозга. Лимфатические сосуды или спинномозговую жидкость.

        При алло- и аутологической клеточной трансплантации используются два принципиально разных методологических подхода к реализации плюри-, мульти- или полипотентного потенциала стволовых клеток : in vivo или in vitro. В первом случае стволовые клетки вводят в больной организм без предварительной дифференцировки, во втором – после размножения в культуре, направленной дифференцировки и очистки от недифференцированных элементов. Среди многочисленных методических приемов

заместительной клеточной терапии достаточно четко выделяются три группы : 1. замещение костного мозга и крови; 2.замещение клеток органов и мягких тканей; 3. замещение жестких и твердых элементов тела (хряща,  кости, сухожилий , клапанов сердца и сосудов емкостного типа). Последнее направление следует определить, как реконструктивно-регенеративную медицину, поскольку потенциал дифференцировки стволовых клеток реализуется на матрице – биологически инертной или рассасывающейся  конструкции, имеющей форму замещаемого участка тела (биоимплантация).

        Еще одним важным практическим результатом открытия ЭСК является терапевтическое клонирование, основанное на понимании пусковых механизмов эмбриогенеза. Если для первоначального сигнала для начала эмбриогенеза является комплекс пре-мРНК, находящийся в цитоплазме яйцеклетки, то введение ядра любой соматической клетки должно запустить программу развития эмбриона. Сегодня известно, что в реализации программы эмбриогенеза принимают участие около 15 тыс. генов. Что происходит с ними потом после рождения, в период роста, зрелости и старения? Ответ на этот вопрос дала овечка Долли : они сохраняются. С использованием самых современных методов исследования доказано, что ядра клеток взрослого организма сохраняют все коды, необходимые для образования ЭСК, зародышевых листков, органогенеза и рестрикционного созревания (выхода в дифференцировку и специализацию) линий мезенхимального, экто- и мезодермального происхождения. Терапевтическое клонирование, как направление регенеративно-пластической медицины сформировалось уже на самых ранних этапах развития клеточной трансплантологии и предусматривает возврат собственным соматическим клеткам больного тотипотентности – для получения генетически идентичного трансплантационного материала.

        Следует отметить, что клетки являются универсальным стабильным модулем для любых клеточных реконструкций, включая пересадку генов. Пересадка донорских ЭСК позволяет создать в больных органах стойкие очаги новой здоровой ткани.

        Деление на клеточную и тканевую терапию  достаточно условно и связано с особенностями культивирования анатомического материала . Различают культуры клеток, которые получены после ферментной обработки и в которых отдельные клетки не сохранили  связей между собой, а также полученные путем механического измельчения без ферментной обработки. В то же время в трансплантологии используют материалы, полученные после частичной ферментативной обработки, в которых клетки сохраняют связи как в целом органе. Такие культуры являются классическими моновалентными или суспензийными клеточными культурами.

        Механизм клеточной терапии включает в себя несколько клинических эффектов:

1. Заместительное действие;

2. Общее и специфическое стимулирующее влияние;

3. Противовоспалительное, дезинтоксикационное, защитное и иммунокоррегирующее действие.

        В основу современной классификации стволовых клеток положен принцип их разделения  по способности (потентности) давать начало клеточным линиям, которая определяется как тоти-, плюри-, мульти-, поли-, би- и унипотентности. Тотипотентностью, т.е. способностью восссоздавать запрограммированный генетически организм в целом, обладают клетки зиготы, бластомеры и эмбриональные стволовые клетки (клетки внутренней массы  бластоцисты). Еще одна группа тотипотентных клеток, которые образуются на более поздних сроках развития эмбриона, представлена первичными герминативными клетками эмбриональной половой зоны (половых бугорков).

         Плюрипотентность – способность дифференцироваться в клетки любого органа или ткани, - присуща эмбриональным клеткам трех зародышевых листков : экто-, мезо-и энтодермы.

        Считается, что мультипотентность, т.е. способность образовывать любые клетки в пределах одной специализированной линии, свойственна лишь двум типам клеток: так называемым мезенхимальным стволовым клеткам, которые образуются в нервном гребне и являются предшественниками всех клеток соединительнотканной основы организма, в том числе и клеток нейроглии, а также гемопоэтическим кроветворным стволовым клеткам, дающим начало всем линиям клеток крови.

        Кроме того выделяют би- и унипотентные стволовые клетки, в частности клетки-предшественники миелоидного, лимфоидного, моноцитарного и мегакариоцитарного кроветворных ростков. Существование унипотентных стволовых клеток четко доказано на примере гепатоцитов: утрата значительной части печеночной ткани компенсируется за счет интенсивного деления дифференцированных полиплоидных клеток печени.

           Открытие ЭСК не дало ответа на вопрос, что именно и как именно запускает программы эмбриогенеза, зашифрованные в ДНК зиготы. Остается неясным, как разворачивается программам генома в процессе жизни человека. Вместе с тем открытие ЭСК позволило сформулировать концепцию относительно механизмов сохранения тоти-, плюри- и мультипотентности стволовых клеток в процессе их деления. Главная  отличительная черта стволовой клетки – способность к самовоспроизводству. Это значит, что стволовая клетка, в отличии от дифференцированной, делится симметрично: одна из дочерних клеток дает начало специализированной клеточной линии, а вторая сохраняет тоти-, плюри- и мультипотентность генома.

        Почему и как этот процесс протекает на самых ранних стадиях эмбриогенеза, когда вся делящаяся внутренняя клеточная масса бластоцисты является тотипотентной, а геном ЭСК находится в дормантном (спящем, заторможенном) состоянии? Если при делении обычной клетки дупликации обязательно предшествует активация и экспрессия целого комплекса генов, то при делении ЭСК этого не происходит. Ответ на вопрос «почему» был получен после открытия в ЭСК предсуществующих мРНК (пре-мРНК), часть которых образуется еще в фолликулярных клетках и сохраняется в цитоплазме яйцеклетке и зиготы.

       Второе открытие ответило на вопрос «как»: в ЭСК были обнаружены особые ферменты, получившие название «эдитазы». Эдитазы выполняют три важнейшие функции: обеспечивают альтернативное эпигенетическое (без участия генома) считывание и дупликацию пре-мРНК; реализует активацию пре-мРНК (сплайсинг – вырезание интронов, т.е. неактивных участков РНК, тормозящих синтез на мРНК белковых молекул), после чего в клетке начинается образование молекул белка; способствует образованию вторичных мРНК, являющихся репрессорами механизмов генной экспрессии, благодаря чему и сохраняется плотная упаковка хроматина и неактивное состояние генов. Белковые продукты, синтезированные на таких вторичных мРНК и получившие название белков-сайленсеров или хранителей генома, присутствуют в яйцеклетках человека.

        

        Научные открытия и достижения в изучении ЭСК и всего комплекса проблем, связанных с ними   дает  основательную базу для удивления и почтительного молчания перед величием Бога-Творца, создавшего человека и заложившего такие удивительные внутренние резервы и способности к самовозобновлению, самообновлению утрачиваемых в процессе жизнедеятельности тканей и клеток, утраченных функций. Это ли не знак возможности воскрешения и воскресения – способность ЭСК к транс- и ретродифференцировке в процессе эмбриогенеза и способность стволовой клетки к самовоспроизводству в тотипотентную форму в организме человека на этапе онтогенеза в процессе жизни?

 Захватывает глубина познаний, открываемых Богом человеку при изучении этой проблемы. Завораживает тонкость, точность, безошибочность механизмов реализации Богом данной программы развития, жизни и смерти для каждой клетки, подтверждающие действительное отеческое попечение Творца о своем творении. А биологическая универсальность процессов, происходящих со стволовой клеткой, дает еще большие основания для утверждения   существования единого Источника  благой премудрости и целесообразности.

        Помимо фундаментального значения знаний, получаемых при исследовании проблем клеточной и тканевой терапии, Премудрый Господь открывает человеку знания, используемые и в прикладном порядке.  Изучение стволовой клетки открывает пути решения вопросов лечения иммунодефицитных состояний и заболеваний  человека, включая СПИД с использованием синтеза, так называемых, антисмысловых молекул РНК (антисенс-РНК) для создания внутриклеточного иммунитета. Идея  предложена нобелевским лауреатом Дэвидом Балтимором, который рекомендовал путем реконструкции мутационного поверхностного CCR5 мембранного рецептора (^ 32) создавать клона ВИЧ-индифферентных лейкоцитов с последующей заместительной трансплантацией их в организм больного или носителя ВИЧ нифекции.   

 

 

         Но давайте остановим свое восхищение перед возможностями клеточной и тканевой терапии и зададим только один вопрос, ответ на который и даст нам основание для нашего православного отношения к методу. Каков же источник получения ЭСК? Ученые нам отвечают: их несколько, но более распространены:

1.     Эмбриональный, т.е. использование абортированного плода, при этом, чем меньше сроки гестации, тем высококачественнее клеточный материал. Бластоциста – лучший источник иммуннонеактивной эмбриональной стволовой клетки;

2.     Клетка, полученная от невостребованной гаметы в процессе экстракорпорального оплодотворения, - их сейчас в мире по официальной статистике накопилось до 60 тысяч;

3.     Клетка, полученная из пуповинной (кордовой) крови, плаценты, хориона, оболочек плода после родов;

4.      Стволовые клетки взрослого живого организма, присутствующие во всех органах и тканях, как возможность реализации универсальных механизмов самовосстановления;

5.      Аналогичные клетки, получаемые из трупного материала в первые часы после смерти человека.

Следует заметить, что технология получения ЭСК из абортированных тканей или выращивание человеческой гаметы до стадии бластоцисты легче, малозатратнее по сравнению с другими источниками получения клеточного материала, к тому же эти клетки менее специализированы по иммунному статусу, следовательно меньше дают реакций отторжения, да еще практически не требуется мероприятий по проверке культур этих тканей на носительство вирусных прионов и прочие антигенные загрязнения, практически сводятся до минимума процедуры ферментной очистки этих тканей от клеточных примесей, т.е. технология универсальна и сравнительно малозатратна.

        Другие же источники получения ЭСК требуют больших технологических и материальных затрат для очистки, дифференциации, тестирования по многим антигенным системам, прионовой диагностике.

        Православная Церковь осуждает производство абортов для любых целей, считая и называя это преднамеренным убийством неродившегося человека и определяя это как смертный грех. Обсуждение этой темы не представляется возможным для православного человека, это знак принятия или непринятия   человеком  Христа.

        Отношение Православной Церкви к экспериментам по экстракорпоральному оплодотворению, сопровождающихся проблемой «лишних» гамет также известно и оно отрицательно! Это отражено в «Основах социальной концепции РПЦ».

              Эта ситуация отличается  особой изощеренностью – убить человека и, разобрав его на части, использовать, утилитарно потребить для очень живых, реальных и практических, животрепещущих целей. Каннибализм высшего полета! Господи! Помилуй!

        Использование клеточного материала или препаратов регенеративно-стимулирующего характера из плаценты, хориона, оболочек плода, кордовой крови – путь, скажем так, более этически выверенный в сравнении с двумя вышеописанными. И все бы было хорошо, если бы не морально-этическая тонкость, связывающая  эту ситуацию с философией и практикой использования биологических продуктов – кожи, костей, волос, зубов от узников концентрационных лагерей фашистской Германии. Омраченный ум человека оправдывал использование этих «отходов» альтернативой полного их уничтожения. Не правда ли, ситуация схожая?

        Решение этого вопроса для православного человека лежит в рамках личных этических представлений о допустимости возможных манипуляций. Многие полагают, что формально канонических препятствий для запрета  использования  клеточного материала из этих тканей и от трупа человека нет.

        Наиболее приемлемым и с канонической точки зрения, и с точки зрения классической этики является использование стволовых клеток, полученных от живого донора, из его органов, с его согласия, по мотивам любви и сострадания к страждущим. Чисто биологически и технологически такая возможность существует, но тормозится она реализацией менее дорогостоящего альтернативного проекта получения ЭСК из тканей абортированного плода.

         Огульное отрицание возможности использования клеточной и тканевой терапии некоторыми представителями Православной Церкви, православными врачами, к сожалению, имеет место  в жизни и  не способствует улучшению взаимопонимания между академическими кругами и Церковью, Использование информации без глубокого изучения  ведет к профанации серьезного отношения к проблеме, дает повод для обвинения православных коллег и Церкви в целом в непрофессионализме, консерватизме, отсталости.

        Нынешние времена дают основания для оценки деятельности людей, находящихся в лоне святого Православия, как апостольского служения. Апостольство православного врача заключается в том, чтобы,  смиренно,  на высоком профессиональном уровне, свидетельствовать о Христе, в том числе и в вопросах биологии и медицины, в вопросах здоровья.

        Точность и цельность  такого свидетельства – залог внимания и притягательности православного вероучения, особенно ценные в нынешние времена так называемого «обрядового православия».

        Позиция православного врача должна заключаться в том, чтобы он смог дать полную развернутую картину метода, указав при этом на духовные опасности, «подводные камни» и узкие места, для того, чтобы пациент или его родственники, обладая полной информацией, имели полную свободу реализации богоданного права выбора. 

        Отношение к методу с позиций способа получения материала ясна. Но существует еще одна позиция – показания к использованию метода. Это существенно и очень важно для православного человека в деле спасения. Думается, что священник благословит лечение хронических или острых заболеваний, сопровождающихся значительным выпадением или утратой функции поврежденного органа использованием этого метода, но, спросив предварительно, что же это за препарат, а еще лучше, отправив человека к знающему православному врачу.  Однако, использование ЭСК для стимуляции жизненных сил, иммунитета, а тем более для решения задач, так называемой эстетической, медицины является недопустимым для православного человека, ибо это завуалированное  богоборчество. Жизненные силы и красоту черпать нужно не в сомнительного происхождения медицинских препаратах, а в красоте и правде Божией. Человек, живущий в гармонии с православным учением о жизни и здоровье, не позволит себе использовать эти и другие средства для осуществления подобных целей.

        Для использования всей мощи клеточной и тканевой терапии  существует масса препятствий технического, технологического, иммунологического, этического и иных условий, осложнений, неудач, ставящих тормоз в развитии этого метода и помимо протестов Православной Церкви. Реакции отторжений, тератогенный эффект, кратковременность существования клеточной культуры в организме, перенос вирусных агентов агрессии, явления тканевой химеризации, - вот неполный перечень осложнений тканевой и клеточной терапии.

        «И прозябе Бог еще от земли всякое древо красное в видение и доброе в снедь, и древо жизни посреде рая, и древо, еже ведети разуметельное добраго и лукаваго», - говорит книга Бытия 2,9 о райском древе познания добра и зла, подаренном нашим предкам для полноты жизни первого человека в Эдемском саду. Святой Феофил пишет: «Чудесно было само по себе древо познания, чудесен и плод его. Ибо оно не было смертоносным, как некоторые мыслят, а нарушение заповеди». Оно названо древом познания добра и зла, потому что человек через это дерево познал на опыте, какое добро содержится в покорности, а какое зло – в противлении воле Божией.

        Святитель Иоанн Златоуст, блаженный Феодорит считают, что плоды запрещенного дерева вовсе не заключали в себе никакого знания , но через вкушение от него они имели опытно познать то великое различие, какое существовало между добром, от которого они отпали, и злом, в которое впали.

        Святой Ириней считает, что дерево познания добра и зла  не было смертоносным, оно было добро, как и все другое, что Бог сотворил, только Бог избрал его как средство испытания послушания человека Богу.

        Тайна Божия о сотворении человека, о законах его жизни, развитии, умирании приоткрывается благодаря милости Божией и промыслу Господа о своем творении – человеке. Но прикасаться к глубинам этих тайн нечистыми руками, человеку, с затемненной грехом душой нельзя, ибо плоды от познания этого древа могут стать плодами зла. Есть области деятельности человека, на изучение и пребывание в которых Господь налагает строжайший запрет, т.к. современный человек не может разумно поступать и использовать эти знания. И следует со смирением принять этот запрет.

        Есть такие отрасли деятельности человека, которые Господь абсолютно не благословляет – аборты, эксперименты с человеческим плодом и самим человеком, эксперименты и манипулирование сознанием и сферой подсознательного, развращающее внедрение в психику детей, попытки проникновения в мир духовный не той Дверью, которой является Христос. (Ин. 10;1). 

         «Начало премудрости – страх Господень». Страх Господень в   душах современных ученых, исследователей должен стать тем тормозом, который поставит преграду перед богоборческим характером развития дальнейших исследований и практическим использованием результатов этих исследований.

        Смирения и послушания, -  вот чего просил Господь от первых людей, пребывавших в райском саду. В этом случае познание всего окружающего мира было для них добром; гордыня же и самоволие привели к познанию зла, дали человеку повод для сравнения и скорби от результатов сравнения, а Богу – повод для серьезного наказания ослушавшихся, к изгнанию наших прародителей из-под крыла Отеческой милости.

        История человечества учит нас, что практика допущений, используемая достаточно вольно и широко, приводила к отпадению от Бога «живаго и истинного», приводила к возникновению расколов и ересей, и что молчанием предается Бог.  Поэтому тема клеточной и тканевой терапии является тем самым полем битвы за души человеческие в современном мире, на которое посылает нас Господь, давая возможности выбора путей спасения.

        Знание этой проблемы православными медицинскими работниками на современном уровне облегчает нам самим путь к спасению и дает профессиональное и духовное право указывать этот путь нашим братьям и сестрам, отметая обвинения в конформизме, агрессивном консерватизме и иных нелепостях. 

        Представляемая чисто медицинской проблема клеточной и тканевой терапии, несет в себе ту же духовную нагрузку, что и райское древо познания. Будем же мудры, «яко змеине» и смиренны «яко голубине» и Господь сохранит нас в смирении и послушании Себе, и убережет нас от зла, но приведет к познанию добра.