Телефон доверия
по вопросам нежелательной
беременности и абортов
8(800)200-05-07
бесплатный звонок по РФ
При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".
Оплата абортов из средств ОМС
Должно быть запрещено, так как нарушает права налогоплательщиков - 47.1%
Дожно быть разрешено, так как это право на аборт - 5.9%
Государство не должно финансировать аборты - 35.3%
Должно быть отменено за исключением медицинских показаний - 11.8%

Всего голосов: 17
Голосование по этому опросу закончилось в: сентября 8, 2015
Суррогатное материнство
должно быть запрещено - 83.3%
должно быть разрешено - 16.7%
Голосование по этому опросу закончилось в: февраля 6, 2015

Аналитические материалы


21.05.2008

Об опасных тенденциях в современном медицинском законодательстве

Т.В. Грачева, кандидат педагогических наук, доцент

Милосердие, сострадание, нравственный профессиональный долг врача и законы рынка - выгода и расчет, позволяющие использовать любые средства для получения финансовой прибыли.

В Государственной Думе готовился к рассмотрению проект федерального закона «О здравоохранении в Российской Федерации», внесенный представителями подавляющего большинства депутатских объединений, включая КПРФ, Российские регионы, НДР, ЛДПР, Аграрную депутатскую группу, Народовластие.
Сам факт практически единодушного принятия концепции этого законопроекта в первом чтении вызывает серьезное беспокойство, поскольку именно концепция новой системы здравоохранения по сути является не «охраняющей», а разрушающей благополучие и здоровье нашего народа.
Доказательств тому в тексте законопроекта немало. Так, в частности, прослеживается явная тенденция в сторону коммерциализации здравоохранения, включения его в рыночные отношения, где товаром становятся жизнь и здоровье человека, где врач и больной превращаются в производителя и потребителя медицинских услуг. На смену милосердию, состраданию, нравственному профессиональному долгу врача приходят законы рынка - выгода и расчет, позволяющие использовать любые средства для получения финансовой прибыли.
Так, статья 74 упраздняет государственную и муниципальную системы здравоохранения, которые, согласно Конституции Российской Федерации, являются гарантами бесплатной помощи населению, и вводит некий государственно-муниципальный сектор с входящими в его состав коммерческими и некоммерческими организациями, ориентированными на отношения купли-продажи медицинских услуг. Это в итоге означает переход от государственной системы здравоохранения к частной, причем последняя формируется за счет первой. Таким образом, закладывается правовая основа для передачи государственной системы здравоохранения, создававшейся многими поколениями наших людей, ограниченному кругу владельцев, как правило, преследующих корыстные цели. Результатом таких преобразований станет: лишение людей самой необходимой медицинской помощи вследствие их неплатежеспособности; разрушение кадрового потенциала здравоохранения; появление огромной армии безработных медицинских работников, вследствие неизбежного при переходе к рынку массового закрытия учреждений здравоохранения.
Вместе с тем, закрывая доступ к официальной медицине, законопроект снимает все ограничения на услуги так называемой «народной медицины (целительство)», легализуя, таким образом, деятельность огромного количества шарлатанов, которые, прикрываясь званием «целителя», будут наживаться на человеческих страданиях, неминуемо приводя пациентов к гибели. В соответствии со 113 статьей под «народной медициной» понимаются «методы оздоровления, диагностики и лечения... утвердившиеся в народных традициях и не зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». «Не зарегистрированные», следовательно, нарушающие основополагающий принцип любого вмешательства в сферу здоровья человека - принцип безопасности. Далее, какие традиции и какого народа здесь имеются в виду? Оккультизм, магия, шаманство, колдовство, каббала - это тоже своего рода традиции. Как показывает опыт, именно они положены в основу большинства методов так называемой «народной медицины». Как можно защищать их нормой закона? Подобные методы вступают в явное противоречие с духовно-нравственными устоями нашей национальной культуры, оскорбляют чувства православных людей, которые составляют подавляющее большинство населения.
Согласно статье 67 «народная медицина» вводится в перечень видов деятельности в области здравоохранения, что придает ей легитимный статус. Вместе с тем к медицинской деятельности она не относится, следовательно, к ней не предъявляются требования, гарантирующие безопасность жизни и здоровья человека, которые являются обязательными для медицинской деятельности. Таким образом, «целительство» противоположно медицинской деятельности.
Вызывает тревогу и тот факт, что допуск к занятию «народной медициной», в отличие от медицинской деятельности, в законопроекте предельно упрощен (хотя и там и там речь идет о вмешательстве в сферу физического и духовного здоровья человека). Диплом целителя может быть выдан любому желающему на основании его личного заявления и представления некой профессиональной медицинской ассоциации. А такой организацией может объявить себя любой круг заинтересованных лиц, который сделает выдачу диплома целителя своим бизнесом. Ведь в законопроекте даже не прописано требование, что эта ассоциация должна быть зарегистрирована в установленном порядке. Следует отметить, что для получения диплома целителя не требуется не только хотя бы среднего медицинского образования, но вообще какого бы то ни было даже среднего образования. Статья 68, по сути, допускает к занятию «народной медициной» иностранных юридических лиц. А этими юридическими лицами, как свидетельствует практика, неизбежно станут секты и секто-подобные организации, поскольку именно они используют всевозможные оккультные методы «целительства» в целях привлечения в секты новых адептов и установления контроля над их волей и сознанием.
Надо полагать, что в случае принятия этого законопроекта, нацеленного на превращение нашей медицины в платную, наплыв желающих получить бесплатную помощь в сектах приобретет беспрецедентный размах со всеми вытекающими отсюда последствиями для духовного и физического здоровья народа, а также для нашей государственной безопасности и целостности.
К этому необходимо добавить, что из ст. ст. 24 и 68 следует, что для занятия «народной медициной» не требуется не только разрешения Минздрава России, но даже лицензии, не говоря уж о проведении каких-либо клинических испытаний используемых «методик». Таким образом, любое, даже самое вредоносное для жизни человека вмешательство можно осуществлять без всяких ограничений, достаточно лишь заявить, что это метод «целительства» или «народной медицины». Любая секта, любое иностранное юридическое лицо, не имеющее лицензии или занимающееся деятельностью, запрещенной в других странах, объявив себя целителями и прикрываясь народной медициной, могут беспрепятственно осуществлять любое вмешательство в сферу здоровья человека, проводить любые эксперименты без всякого опасения, зная, что эти действия в соответствии с проектом будут признаны законными.
Ст. 11З открывает возможности для широкого проникновения методов «народной» теневой «медицины» в официальную медицину. В соответствии с данной статьей допускается использование этих методов в организациях государственно-муниципального сектора. При этом, безусловно, будут нарушаться права верующих, и прежде всего православных. Попытка внедрить указанную норму уже была предпринята в ходе подготовки договора в области здравоохранения между федеральным Центром и одним из субъектов Российской Федерации, где под народной медициной понимается шаманство. Представители этого региона настаивали, чтобы подобные целители шли в штат учреждений здравоохранения, включая стационары, где человеку, прикованному к кровати, очень трудно осуществлять право на выбор врача или метода лечения.
Но и это еще не все последствия, связанные с данным законопроектом. Дело в том, что в случае его принятия Россия превратится в гигантский абортарий. Ведь уже сейчас «целители» занимаются тем, что они называют «безоперационными методами прерывания беременности». Органам здравоохранения известно много фактов, свидетельствующих о нанесении вреда здоровью женщины после такого вмешательства, вплоть до возникновения нервных заболеваний, нарушения менструальной функции и даже бесплодия, не говоря уж о кровотечениях, которые можно прекратить только путем хирургической операции (если вообще удастся что-то предпринять на запущенной стадии).
Нередко аборты делаются под прикрытием и вывеской всяких «целительских» структур, имеющих лицензию на занятие народной медициной, где, естественно, и речи не идет о разрешении на проведение абортов. И если сейчас эти действия считаются противоправными, то с принятием законопроекта, позволяющего «целителям» осуществлять любое вмешательство и без всякого медицинского образования, криминальный бизнес на абортах в «народной медицине» станет легальным.
Из изложенного выше очевиден вывод, что с помощью данного проекта может быть создана законодательная основа для перехода от официальной медицины к «медицине оккультной» с масштабным распространением последней по всей территории Российской Федерации.
Опасность законопроекта заключается также в том, что он создает условия для проведения биомедицинских исследований без опоры на этические принципы, и по сути, превращает Россию в полигон для проведения запрещенных в других странах экспериментов, а также испытаний на людях лекарственных средств и медицинских технологий, прежде всего иностранного происхождения. В проекте научная деятельность не относится к медицинской, а следовательно, не подпадает под порядок регулирования последней, включая требования обеспечения безопасности жизни и здоровья (ст. 67).
Допускается создание частных научных организаций; при этом отсутствуют какие бы то ни было ограничения на осуществление ими вмешательства в геном человека (включая запрещенное международным правом изменение наследственной структуры и клонирование людей). В ряде стран официально запрещены эксперименты по созданию гибридов и химер, трансгенных животных с вживленным человеческим генетическим материалом, манипуляции с человеческими эмбрионами (ст. ст. 89, 101). Опасность использования органов трансгенных животных с вживленным человеческим генетическим материалом, так называемая ксенотрансплантация, заключается, по мнению международных экспертов, в том, что в связи с этой технологией возникает серьезный риск межвидовой передачи вирусов животных человеку, к которым у него не имеется естественных механизмов защиты. Следствием использования технологии ксенотрансплантации может стать возникновение «рукотворных» пандемий, к которым ученые относят, например, охватившую земной шар пандемию СПИДа.
Частные научные организации, как это следует из логики ст. 101, могут заниматься деятельностью, которая не запрещена ст. 89, но в эти ограничения не вошли указанные выше технологии, а также любая деятельность, которая официально не запрещена, но и не разрешена. К таким официально не запрещенным, но и не разрешенным видам относится, например, фетальная терапия с использованием тканей человеческого эмбриона.
В соответствии со ст. 41 допускается применение, в том числе коммерческими организациями, медицинских технологий, не разрешенных к применению и находящихся (неизвестно где) на рассмотрении, включая технологии, используемые за рубежом. Такой подход полностью упраздняет даже самые элементарные требования к обеспечению безопасности при проведении экспериментов на людях. Единственное, что необходимо при этом, это одобрение комитета по вопросам профессиональной медицинской этики, медицинской организации, проводящей исследования. Очевидно, что такое одобрение будет получено, ведь комитет в составе такой организации ею же и финансируется, ей же и подчиняется. Россия уникальна в своем «опыте» создания подобных «карманных» комитетов.   Они могут принадлежать не только организации, но даже ведомству (ст. 73), обслуживая его, а не больного человека, интересы.
Одной из ключевых и самых трагичных по своим последствиям является статья 43. Начало этой статьи говорит само за себя: «Каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины - независимо от срока беременности».
Прежде всего следует подчеркнуть, что здесь происходит опасное соединение понятия «материнства» и права женщины на уничтожение ребенка. Право на решение вопроса о материнстве в приведенной норме означает право не на рождение, а на убийство ребенка. Закон признает безнравственное «нравственным». Причем поводом к искусственному аборту может быть либо обычное желание женщины (при сроке беременности до 12 недель), либо (при сроке беременности от 12 до 22 недель) социальные или экономические проблемы (например, страх нарушить собственное благополучие).
Авторы законопроекта не принимают во внимание основополагающий антропологический принцип, что человеческая жизнь начинается с момента зачатия, а в 20 недель формируется жизнеспособный плод, то есть способный выжить вне организма матери ребенок.
Депутатам, представляющим Комитет по охране здоровья Государственной Думы, видимо, невдомек, что, вводя «закон» о детоубийстве, они заключают «сделку со смертью» и провоцируют всех «законопослушных» граждан нашей страны присоединиться к ним.
На заседании Комиссии по импичменту Президенту Российской Федерации Б. Ельцину в качестве одного из аргументов обвинения в геноциде собственного народа было приведено Постановление Правительства РФ от 8 мая 1996 г. № 567 «Об утверждении перечня социальных показаний для искусственного прерывания беременности».
Таким образом, вопрос легализации искусственных абортов становится предметом политических разбирательств. И то, что думская оппозиция вменяла в вину Президенту как геноцид, поддерживается ею же почти единодушно при голосовании за проект Федерального закона «О здравоохранении в Российской Федерации». Возможно, думское большинство и не обратило внимания на одну статью в объемном законопроекте. Но те, кто его представил, члены Комитета по охране здоровья, те, кто знаком с Клятвой Гиппократа, где говорится: «Я не вручу никакой женщине абортивного пессария», не могут не отдавать себе отчета об истинной сути статьи 43.
Именно из-за нормы, запрещающей аборты по социальным показаниям, Комитет по охране здоровья Госдумы не рекомендовал для рассмотрения в первом чтении проект Федерального закона «О правовых основах биоэтики и гарантиях ее обеспечения». На Парламентские слушания организаторы пригласили в качестве своего союзника Г. Сухих, руководящего фетальной терапией с использованием человеческих эмбриональных тканей, изъятых как раз на поздних сроках беременности. Той самой фетальной терапией, которая, как следует из официального письма министра здравоохранения РФ в Госдуму не разрешена Минздравом России и не прошла обязательных клинических испытаний. Той самой фетальной терапией, которая была и остается позором российской медицины.
Статья законопроекта об абортах не только утверждает право на детоубийство, она вводит чудовищную гарантию этого права: «искусственное прерывание беременности проводится БЕСПЛАТНО за счет средств обязательного медицинского страхования».
Обратим на это обстоятельство внимание! В целом медицинская помощь в законопроекте коммерциализируется, то есть переходит на платные принципы, а вот производство искусственных абортов гарантируется на бесплатной для гражданок основе, т.е. за государственный счет. Получается, что само государство финансирует мероприятия по сокращению собственного народонаселения. Право на жизнь и здоровье ограничивается, а право на убийство оплачивается за счет государственных средств. Это значит, что новый закон обязует всех нас, за чей счет формируются средства обязательного медицинского страхования, платить за аборты. Это значит, что огромная часть средств пойдет не на спасение жизни и здоровья, а на их уничтожение и разрушение. Искусственный аборт до 12 недель оценивается сейчас в 600 рублей, аборт до 15 недель стоит около 2 тысяч рублей, аборт до 22 недель обойдется в 5700 рублей. В 1997 году было сделано в общей сложности 2,3 млн. абортов. Причем удельный вес мини-абортов, сделанных на ранних сроках, составляет 24,3% от общего числа абортов, следовательно, остальные сделаны на более поздних сроках, в том числе по социальным показаниям при сроке от 12 до 22 недель, когда особенно велик риск осложнений, представляющих угрозу для жизни и здоровья женщины.
Умножив общее количество абортов за год на средний показатель стоимости их производства, мы получим огромную сумму, требуемую на покрытие расходов на «здравозахоронение». Ту сумму  которую недополучат больные люди, ту сумму, которая смогла бы спасти много жизней, в том числе и детских, защитить их от инвалидности. За последние 10 лет врожденный сифилис возрос в 140 раз. Но средств на лечение катастрофически не хватает. А ведь эта болезнь напрямую угрожает нашему генофонду.

   Еще одна страшная цифра. В 1997 году больше 24 тысяч больных раком, которых можно было спасти, отказались от лечения из-эа отсутствия денег.

 Итак, что же новый закон обеспечивает гарантиями - жизни или смерть, небытие? Статья 144 посвящена именно гарантиям небытия - медицинской стерилизации. Она рассматривается в тексте «как специальное вмешательство с целью лишения гражданина способности к воспроизводству потомства или как метод «контрацепции», и может быть проведена по письменному заявлению пациента не моложе 35 лет или имеющего двух детей. Стерилизация в нашей стране приобретает массовые масштабы и постоянно растет во многом вследствие проведения активной политики планирования семьи. В период с 1993 по 1997 год она возросла с 11 до 17,3 тыс.в год. Всего за этот срок было стерилизовано 73, 4 тыс. российских женщин.
В рамках программы «Планирование семьи» контрацепция и стерилизация вкупе рассматриваются как способы профилактики абортов. Не беременность и материнство относятся к способам борьбы с абортами, а именно недопущение деторождения. Всего мерами по предотвращению деторождения в России (аборты, контрацепция и стерилизация) в 1997 году было охвачено 11,8 млн. женщин. Масштаб этих мер в период с 1993 по 1997 год превысил 59 млн. Это миллионы прерванных жизней, детей, которые могли бы родиться в России.
                   И еще одна статья, связанная с гарантиями смерти. Ст. 142 дает право каждой совершеннолетней женщине детородного возраста на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Это технологии искусственного деторождения, которые поднимают острые проблемы этического, медицинского и юридического характера. Остановимся на некоторых. ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) строится на оплодотворении искусственным путем большого количества предварительно изъятых яйцеклеток. Из полученных эмбрионов отбирают 3-4 и пересаживают в полость матки. Остальные, которые называют «сверхчислом», замораживают. Если это замороженное сверхчисло остается невостребованным, то оно спустя некоторый срок подлежит уничтожению. Максимальным считается срок хранения 10 лет, так как после этого уже не гарантируется качество консервации.
1 августа 1996 года в Великобритании, например, было уничтожено 3300 эмбрионов, поскольку истек срок их хранения.
Утрата эмбрионов при ЭКО достигает 93-94%. Для того чтобы имплантировать один эмбрион, преднамеренно уничтожаются 8-9.
Часть этих эмбрионов используется в качестве доноров эмбриональной ткани для фетальной терапии или для проведения различных экспериментов. В Англии, например, на каждый эмбрион, который достигает рождения, приходится по 4 эмбриона, употребляемых как материал для исследований.
На этом процесс утраты эмбрионов не исчерпывается. Следует отметить, что синхронная имплантация нескольких эмбрионов в матку вызывает многоплодную беременность. И чтобы снизить риск возникновения различных осложнений протекания беременности и увеличить возможность выживания одного или двух эмбрионов производят их редукцию (т.е. уменьшают их количество) путем проведения селективного аборта.
Как показывают исследования ученых, дети же, которые были рождены путем искусственного оплодотворения, часто страдают различными заболеваниями. Если обратиться к медицинским показателям, то обнаружим типичную картину: неврологические изменения имеют 53,6%, задержка внутриутробного развития зафиксирована у около 30%, асфиксия при рождении отмечается у 90%.
Австралийские специалисты обнаружили, что средний индекс умственного развития у детей, зачатых с помощью еще одного метода искусственного деторождения, ICSI, значительно ниже, чем у родившихся естественным путем. Умеренная и значительная задержка умственного развития наблюдалась в 17% случаев. У детей, зачатых естественным путем, этот показатель составил 1%.
Это далеко не полный перечень доказательств порочности законопроекта «О здравоохранении в Российской Федерации», концепция которого выстроена на опасной подмене Добра - злом, Света -тьмою, Жизни - смертью. Не допустить принятие подобного законопроекта - задача граждан России.